Михаил Федотов: «Выходом из конфликта может стать только врачевание души»

Буквально недавно во Владикавказе прошло совещание по вопросам социально-экономического развития и улучшения обстановки в Пригородном районе. О результатах встречи и дальнейшей работе в этом направлении «Кавказ Сегодня» рассказал председатель Совета при Президенте России по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов.

- Михаил Александрович, некоторое время назад вы обсуждали на совещании во Владикавказе, скажем откровенно, непростую ситуацию в Пригородном районе. Насколько плодотворной была работа? Удалось прийти к общему знаменателю?

- Да, действительно, такое совещание проводилось в правительстве Республики Северная Осетия - Алания 13 апреля. Мы в Совете при Президенте России по развитию гражданского общества и правам человека рассматриваем наше участие в этом совещании как закономерное продолжение стратегической линии, нацеленной на преодоление отдаленных последствий осетино-ингушского конфликта 1992 года. В июне 2016 года Совет провел в СКФО многодневное выездное заседание, в рамках которого мы посетили в том числе Северную Осетию и Ингушетию, сформулировали ряд рекомендаций. С тех пор мы еще дважды побывали здесь. Думаю, нам удалось наметить некие базовые подходы к решению проблем региона. Насколько эффективной окажется наша работа - покажет время. Но уже сейчас у нас есть основания для некоторых выводов. Во-первых, проблемами Пригородного района снова стали заниматься всерьез на очень высоком уровне. Достаточно сказать, что совещание проводил полномочный представитель Президента Российской Федерации в СКФО Олег Белавенцев, участие в совещании приняли главы республик Вячеслав Битаров и Юнус-Бек Евкуров, руководитель Федерального агентства по делам национальностей Игорь Баринов. Я тоже принимал  в нем участие. Кроме того, к дискуссии были приглашены члены президентского Совета по правам человека, специализирующиеся на кавказской проблематике: Яна Лантратова, Александр Мукомолов и Максим Шевченко. Наконец, нельзя сбрасывать со счетов предельно заинтересованный и абсолютно конкретный тон обсуждения. Все выступавшие на совещании продемонстрировали высокую компетентность в обсуждаемых вопросах и недюжинный креативный потенциал.

- На самом деле, уже не в первый раз на высоком уровне поднимается вопрос о решении осетино-ингушского конфликта. На ваш взгляд, в этот раз удастся изменить ситуацию в лучшую сторону?

- Конечно, мы все понимаем, сколь сложны проблемы, которыми мы занимаемся здесь. Поэтому так важно беспристрастно проанализировать и учесть опыт тех решений, которые были приняты и реализованы ранее. Благодаря им были достигнуты важные положительные результаты - построены жилые дома, восстановлены дороги и объекты социальной инфраструктуры. Но федеральная целевая программа (ФЦП) по развитию Пригородного района так и не была принята, а проблема отдаленных последствий осетино-ингушского конфликта все еще остается.

- Будет ли вестись работа с населением, чтобы услышать и учесть мнение простых людей?

- Убежден, только активное взаимодействие государственных и общественных институтов может дать необходимый результат. Никакие усилия государства не способны решить эту проблему без активного участия гражданского общества. И наоборот: даже самое активное гражданское общество не сможет достичь реальных результатов без поддержки государства. Сегодня мы видим, во-первых, желание органов государственной власти решать проблемы, а не имитировать бурную деятельность, а во-вторых, общественные организации и гражданские активисты тоже готовы к диалогу, они хотят быть услышанными. И наш Совет готов всячески содействовать такому диалогу ради общего блага.

- Сложно решить любой конфликт, не притеснив одну из его сторон, найдя компромисс. Однако, в этом и состоит цель работы. Как не нарушив права осетин и ингушей, не задев их чувства, свести противостояние, длящееся десятилетия, на нет?

- Выходом из этого конфликта может стать только одно - всеобщее примирение.

- Но как этого достичь?

- Единственный известный мне путь - врачевание души, совместная работа, отречение от преступлений прошлого. Мы сейчас на федеральном уровне ведем сложную работу по реализации утвержденной Правительством России Концепции государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий. В этой теме есть определенное сходство с той проблематикой, которой мы занимаемся во Владикавказе и Магасе. И мне кажется, что мудрые слова Наталья Солженицыной «Помнить. Знать. Осудить. Простить» применимы в обоих случаях.

- Когда, при каком исходе мы сможем сказать: «Конфликт исчерпан?»

- Мы сможем это сказать, когда не останется ни одной осетинской или ингушской семьи, которая бы чувствовала себя незащищенной и обиженной, не останется тех, кто жителей соседней республики считал бы виновными во всех своих проблемах. Когда осетины и ингуши будут смотреть друг на друга, как на добрых соседей, объединенных общей историей, общими проблемами и общим будущим. Уверен, что многие жители сопредельных республик уже давно это поняли.

- Назовите три основных шага, которые необходимо для этого предпринять.

- Первый и, возможно, самый очевидный шаг - это курс на устойчивое социально-экономическое развитие Пригородного района. На мой взгляд, он очень выгодно расположен географически: через него проходит стратегическая автомагистраль, здесь очень комфортные природные условия для занятия сельским хозяйством. Причем развитие это должно происходить не только силами государства (как например, расселение ветхого жилья), но и силами самих граждан, например, через создание совместных осетино-ингушских предприятий, через поиск реальных инвесторов, готовых развивать регион. Когда у большей части населения Пригородного района будут стабильные рабочие места, хорошие жилищные условия и достойный уровень жизни, тогда мы гораздо реже будем слышать экстремистские лозунги.

Второе направление работы - это сферы культуры и образования. Необходимо выработать единую трактовку исторических событий, чтобы и у осетинских, и у ингушских школьников был общий взгляд на эти события. Надо развивать культурное взаимодействие между представителями интеллигенции республик, вплоть до проведения Дней ингушской культуры в Северной Осетии и Дней осетинской культуры в Ингушетии. Когда люди больше общаются в рамках решения общих проблем - организация совместного бизнеса, постройка дороги, амбулатории или культурно-развлекательного центра,  то самым естественным образом начинают воспринимать друг друга как равных, как товарищей, как добрых соседей. И еще важно, чтобы дети из осетинских и ингушских семей посещали одни и те же детские сады, вместе учились в школе. Только не надо добиваться этого результата чисто административными методами: можно все испортить. Возможный вариант - приглашение учителей и воспитателей из других регионов России для работы в детсадах и школах Пригородного района. Но в любом случае необходимо, чтобы учителя и воспитатели заблаговременно прошли специальную подготовку, прослушали и сдали эдакий «курс толерантности». Неважно, какой национальности они будут - в такой смешанной школе, важно, чтобы они сумели создать правильный микроклимат в школьном коллективе и очень чутко отслеживали любые ростки межнациональных конфликтов.

Третье направление работы - это индивидуальная работа с пострадавшими семьями. Речь идет и о поиске пропавших без вести в ходе конфликта, чем активно занимается член нашего Совета Александр Мукомолов. Речь идет и о помощи семьям в решении их имущественных вопросов. Понятно, что экономическая ситуация сейчас не позволяет просто раздать всем новое жилье, но оказывать содействие в оформлении необходимых документов, в предоставлении земельных участков мы обязаны. Причем здесь не должно быть работы ради отчетности, проблемы каждой пострадавшей семьи нужно понять и выработать индивидуальный подход к их решению.

Фото: РИА «Новости»

- Насколько важна в этом вопросе работа с молодежью?

- Она имеет первостепенное значение. Во-первых, воспитывая наших школьников, мы должны прививать им «чувство локтя», чтобы все они чувствовали, что живут в большой стране бок о бок со своими соседями. А ближний сосед, как известно, бывает роднее дальнего родственника. Например, именно соседа мы просим присмотреть за домом, когда уезжаем. Во-вторых, старшее поколение должно служить примером для молодежи. Если молодой человек с детства воспитывается в семье в парадигме «осажденной крепости», то никакая воспитательная работа в школе ситуацию не исправит. А вот если этот молодой человек с детства видит, что в родительском доме за одним столом сидят и ингуши, и осетины, и люди других национальностей, то для него понятие «дружба народов» перестает быть лозунгом и наполняется реальным содержанием, его уже не подбить на провокации националистического толка.

- Как вы думаете, молодое поколение осетин и ингушей «остыло» или некая обида передалась им, что называется, на генетическом уровне?

- Надеюсь, ненависть не передается по наследству. Но есть еще и социогенетика, и здесь многое зависит от того, в какой среде воспитывается молодое поколение.

- Как государство может корректно повлиять на мировоззрение подростка, направить его мысли в сторону созидания, а не разрушения и вражды?

- Только через школьное образование и средства массовой информации. Не менее важно, чтобы молодые осетины и ингуши чувствовали себя «своими» не только в двух республиках, но и в любой точке нашей страны.

- Насколько важен благоприятный экономический климат в Пригородном районе для решения проблемы? Здесь действует принцип: сыт, значит спокоен?

- Безусловно, экономическое процветание Пригородного района создаст хорошую почву для преодоления отдаленных последствий осетино-ингушского конфликта. Но даже это не гарантирует полной защиты от попыток дестабилизации общественно-политической обстановки, особенно в предвыборный период. Поэтому важно не только бороться с бедностью и неустроенностью путем создания новых рабочих мест и развития социальной инфраструктуры, но и, главное, прививать каждому понимание того, что, видя в другом человеке врага, мы творим себе ад на земле. Что касается экономического климата, то здесь может иметь место кумулятивный эффект. Бизнес, как известно, очень чутко реагирует на политическую и социальную ситуацию в каждом отдельном регионе. Когда предприниматели увидят, что основные последствия осетино-ингушского конфликта преодолены, тогда они будут уверены в сохранности своих инвестиций и будут развивать экономику района, а вместе с ней и экономику всего Северного Кавказа.

Поделиться

Михаил Федотов: «Выходом из конфликта может стать только врачевание души»

Буквально недавно во Владикавказе прошло совещание по вопросам социально-экономического развития и улучшения обстановки в Пригородном районе. О результатах встречи и дальнейшей работе в этом направлении «Кавказ Сегодня» рассказал председатель Совета при Президенте России по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов.

- Михаил Александрович, некоторое время назад вы обсуждали на совещании во Владикавказе, скажем откровенно, непростую ситуацию в Пригородном районе. Насколько плодотворной была работа? Удалось прийти к общему знаменателю?

- Да, действительно, такое совещание проводилось в правительстве Республики Северная Осетия - Алания 13 апреля. Мы в Совете при Президенте России по развитию гражданского общества и правам человека рассматриваем наше участие в этом совещании как закономерное продолжение стратегической линии, нацеленной на преодоление отдаленных последствий осетино-ингушского конфликта 1992 года. В июне 2016 года Совет провел в СКФО многодневное выездное заседание, в рамках которого мы посетили в том числе Северную Осетию и Ингушетию, сформулировали ряд рекомендаций. С тех пор мы еще дважды побывали здесь. Думаю, нам удалось наметить некие базовые подходы к решению проблем региона. Насколько эффективной окажется наша работа - покажет время. Но уже сейчас у нас есть основания для некоторых выводов. Во-первых, проблемами Пригородного района снова стали заниматься всерьез на очень высоком уровне. Достаточно сказать, что совещание проводил полномочный представитель Президента Российской Федерации в СКФО Олег Белавенцев, участие в совещании приняли главы республик Вячеслав Битаров и Юнус-Бек Евкуров, руководитель Федерального агентства по делам национальностей Игорь Баринов. Я тоже принимал  в нем участие. Кроме того, к дискуссии были приглашены члены президентского Совета по правам человека, специализирующиеся на кавказской проблематике: Яна Лантратова, Александр Мукомолов и Максим Шевченко. Наконец, нельзя сбрасывать со счетов предельно заинтересованный и абсолютно конкретный тон обсуждения. Все выступавшие на совещании продемонстрировали высокую компетентность в обсуждаемых вопросах и недюжинный креативный потенциал.

- На самом деле, уже не в первый раз на высоком уровне поднимается вопрос о решении осетино-ингушского конфликта. На ваш взгляд, в этот раз удастся изменить ситуацию в лучшую сторону?

- Конечно, мы все понимаем, сколь сложны проблемы, которыми мы занимаемся здесь. Поэтому так важно беспристрастно проанализировать и учесть опыт тех решений, которые были приняты и реализованы ранее. Благодаря им были достигнуты важные положительные результаты - построены жилые дома, восстановлены дороги и объекты социальной инфраструктуры. Но федеральная целевая программа (ФЦП) по развитию Пригородного района так и не была принята, а проблема отдаленных последствий осетино-ингушского конфликта все еще остается.

- Будет ли вестись работа с населением, чтобы услышать и учесть мнение простых людей?

- Убежден, только активное взаимодействие государственных и общественных институтов может дать необходимый результат. Никакие усилия государства не способны решить эту проблему без активного участия гражданского общества. И наоборот: даже самое активное гражданское общество не сможет достичь реальных результатов без поддержки государства. Сегодня мы видим, во-первых, желание органов государственной власти решать проблемы, а не имитировать бурную деятельность, а во-вторых, общественные организации и гражданские активисты тоже готовы к диалогу, они хотят быть услышанными. И наш Совет готов всячески содействовать такому диалогу ради общего блага.

- Сложно решить любой конфликт, не притеснив одну из его сторон, найдя компромисс. Однако, в этом и состоит цель работы. Как не нарушив права осетин и ингушей, не задев их чувства, свести противостояние, длящееся десятилетия, на нет?

- Выходом из этого конфликта может стать только одно - всеобщее примирение.

- Но как этого достичь?

- Единственный известный мне путь - врачевание души, совместная работа, отречение от преступлений прошлого. Мы сейчас на федеральном уровне ведем сложную работу по реализации утвержденной Правительством России Концепции государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий. В этой теме есть определенное сходство с той проблематикой, которой мы занимаемся во Владикавказе и Магасе. И мне кажется, что мудрые слова Наталья Солженицыной «Помнить. Знать. Осудить. Простить» применимы в обоих случаях.

- Когда, при каком исходе мы сможем сказать: «Конфликт исчерпан?»

- Мы сможем это сказать, когда не останется ни одной осетинской или ингушской семьи, которая бы чувствовала себя незащищенной и обиженной, не останется тех, кто жителей соседней республики считал бы виновными во всех своих проблемах. Когда осетины и ингуши будут смотреть друг на друга, как на добрых соседей, объединенных общей историей, общими проблемами и общим будущим. Уверен, что многие жители сопредельных республик уже давно это поняли.

- Назовите три основных шага, которые необходимо для этого предпринять.

- Первый и, возможно, самый очевидный шаг - это курс на устойчивое социально-экономическое развитие Пригородного района. На мой взгляд, он очень выгодно расположен географически: через него проходит стратегическая автомагистраль, здесь очень комфортные природные условия для занятия сельским хозяйством. Причем развитие это должно происходить не только силами государства (как например, расселение ветхого жилья), но и силами самих граждан, например, через создание совместных осетино-ингушских предприятий, через поиск реальных инвесторов, готовых развивать регион. Когда у большей части населения Пригородного района будут стабильные рабочие места, хорошие жилищные условия и достойный уровень жизни, тогда мы гораздо реже будем слышать экстремистские лозунги.

Второе направление работы - это сферы культуры и образования. Необходимо выработать единую трактовку исторических событий, чтобы и у осетинских, и у ингушских школьников был общий взгляд на эти события. Надо развивать культурное взаимодействие между представителями интеллигенции республик, вплоть до проведения Дней ингушской культуры в Северной Осетии и Дней осетинской культуры в Ингушетии. Когда люди больше общаются в рамках решения общих проблем - организация совместного бизнеса, постройка дороги, амбулатории или культурно-развлекательного центра,  то самым естественным образом начинают воспринимать друг друга как равных, как товарищей, как добрых соседей. И еще важно, чтобы дети из осетинских и ингушских семей посещали одни и те же детские сады, вместе учились в школе. Только не надо добиваться этого результата чисто административными методами: можно все испортить. Возможный вариант - приглашение учителей и воспитателей из других регионов России для работы в детсадах и школах Пригородного района. Но в любом случае необходимо, чтобы учителя и воспитатели заблаговременно прошли специальную подготовку, прослушали и сдали эдакий «курс толерантности». Неважно, какой национальности они будут - в такой смешанной школе, важно, чтобы они сумели создать правильный микроклимат в школьном коллективе и очень чутко отслеживали любые ростки межнациональных конфликтов.

Третье направление работы - это индивидуальная работа с пострадавшими семьями. Речь идет и о поиске пропавших без вести в ходе конфликта, чем активно занимается член нашего Совета Александр Мукомолов. Речь идет и о помощи семьям в решении их имущественных вопросов. Понятно, что экономическая ситуация сейчас не позволяет просто раздать всем новое жилье, но оказывать содействие в оформлении необходимых документов, в предоставлении земельных участков мы обязаны. Причем здесь не должно быть работы ради отчетности, проблемы каждой пострадавшей семьи нужно понять и выработать индивидуальный подход к их решению.

Фото: РИА «Новости»

- Насколько важна в этом вопросе работа с молодежью?

- Она имеет первостепенное значение. Во-первых, воспитывая наших школьников, мы должны прививать им «чувство локтя», чтобы все они чувствовали, что живут в большой стране бок о бок со своими соседями. А ближний сосед, как известно, бывает роднее дальнего родственника. Например, именно соседа мы просим присмотреть за домом, когда уезжаем. Во-вторых, старшее поколение должно служить примером для молодежи. Если молодой человек с детства воспитывается в семье в парадигме «осажденной крепости», то никакая воспитательная работа в школе ситуацию не исправит. А вот если этот молодой человек с детства видит, что в родительском доме за одним столом сидят и ингуши, и осетины, и люди других национальностей, то для него понятие «дружба народов» перестает быть лозунгом и наполняется реальным содержанием, его уже не подбить на провокации националистического толка.

- Как вы думаете, молодое поколение осетин и ингушей «остыло» или некая обида передалась им, что называется, на генетическом уровне?

- Надеюсь, ненависть не передается по наследству. Но есть еще и социогенетика, и здесь многое зависит от того, в какой среде воспитывается молодое поколение.

- Как государство может корректно повлиять на мировоззрение подростка, направить его мысли в сторону созидания, а не разрушения и вражды?

- Только через школьное образование и средства массовой информации. Не менее важно, чтобы молодые осетины и ингуши чувствовали себя «своими» не только в двух республиках, но и в любой точке нашей страны.

- Насколько важен благоприятный экономический климат в Пригородном районе для решения проблемы? Здесь действует принцип: сыт, значит спокоен?

- Безусловно, экономическое процветание Пригородного района создаст хорошую почву для преодоления отдаленных последствий осетино-ингушского конфликта. Но даже это не гарантирует полной защиты от попыток дестабилизации общественно-политической обстановки, особенно в предвыборный период. Поэтому важно не только бороться с бедностью и неустроенностью путем создания новых рабочих мест и развития социальной инфраструктуры, но и, главное, прививать каждому понимание того, что, видя в другом человеке врага, мы творим себе ад на земле. Что касается экономического климата, то здесь может иметь место кумулятивный эффект. Бизнес, как известно, очень чутко реагирует на политическую и социальную ситуацию в каждом отдельном регионе. Когда предприниматели увидят, что основные последствия осетино-ингушского конфликта преодолены, тогда они будут уверены в сохранности своих инвестиций и будут развивать экономику района, а вместе с ней и экономику всего Северного Кавказа.

Поделиться

Новости партнеров

Показать еще
Показать еще
Показать еще
Информационно-аналитический портал

Михаил Федотов: «Выходом из конфликта может стать только врачевание души»

Буквально недавно во Владикавказе прошло совещание по вопросам социально-экономического развития и улучшения обстановки в Пригородном районе. О результатах встречи и дальнейшей работе в этом направлении «Кавказ Сегодня» рассказал председатель Совета при Президенте России по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов.

- Михаил Александрович, некоторое время назад вы обсуждали на совещании во Владикавказе, скажем откровенно, непростую ситуацию в Пригородном районе. Насколько плодотворной была работа? Удалось прийти к общему знаменателю?

- Да, действительно, такое совещание проводилось в правительстве Республики Северная Осетия - Алания 13 апреля. Мы в Совете при Президенте России по развитию гражданского общества и правам человека рассматриваем наше участие в этом совещании как закономерное продолжение стратегической линии, нацеленной на преодоление отдаленных последствий осетино-ингушского конфликта 1992 года. В июне 2016 года Совет провел в СКФО многодневное выездное заседание, в рамках которого мы посетили в том числе Северную Осетию и Ингушетию, сформулировали ряд рекомендаций. С тех пор мы еще дважды побывали здесь. Думаю, нам удалось наметить некие базовые подходы к решению проблем региона. Насколько эффективной окажется наша работа - покажет время. Но уже сейчас у нас есть основания для некоторых выводов. Во-первых, проблемами Пригородного района снова стали заниматься всерьез на очень высоком уровне. Достаточно сказать, что совещание проводил полномочный представитель Президента Российской Федерации в СКФО Олег Белавенцев, участие в совещании приняли главы республик Вячеслав Битаров и Юнус-Бек Евкуров, руководитель Федерального агентства по делам национальностей Игорь Баринов. Я тоже принимал  в нем участие. Кроме того, к дискуссии были приглашены члены президентского Совета по правам человека, специализирующиеся на кавказской проблематике: Яна Лантратова, Александр Мукомолов и Максим Шевченко. Наконец, нельзя сбрасывать со счетов предельно заинтересованный и абсолютно конкретный тон обсуждения. Все выступавшие на совещании продемонстрировали высокую компетентность в обсуждаемых вопросах и недюжинный креативный потенциал.

- На самом деле, уже не в первый раз на высоком уровне поднимается вопрос о решении осетино-ингушского конфликта. На ваш взгляд, в этот раз удастся изменить ситуацию в лучшую сторону?

- Конечно, мы все понимаем, сколь сложны проблемы, которыми мы занимаемся здесь. Поэтому так важно беспристрастно проанализировать и учесть опыт тех решений, которые были приняты и реализованы ранее. Благодаря им были достигнуты важные положительные результаты - построены жилые дома, восстановлены дороги и объекты социальной инфраструктуры. Но федеральная целевая программа (ФЦП) по развитию Пригородного района так и не была принята, а проблема отдаленных последствий осетино-ингушского конфликта все еще остается.

- Будет ли вестись работа с населением, чтобы услышать и учесть мнение простых людей?

- Убежден, только активное взаимодействие государственных и общественных институтов может дать необходимый результат. Никакие усилия государства не способны решить эту проблему без активного участия гражданского общества. И наоборот: даже самое активное гражданское общество не сможет достичь реальных результатов без поддержки государства. Сегодня мы видим, во-первых, желание органов государственной власти решать проблемы, а не имитировать бурную деятельность, а во-вторых, общественные организации и гражданские активисты тоже готовы к диалогу, они хотят быть услышанными. И наш Совет готов всячески содействовать такому диалогу ради общего блага.

- Сложно решить любой конфликт, не притеснив одну из его сторон, найдя компромисс. Однако, в этом и состоит цель работы. Как не нарушив права осетин и ингушей, не задев их чувства, свести противостояние, длящееся десятилетия, на нет?

- Выходом из этого конфликта может стать только одно - всеобщее примирение.

- Но как этого достичь?

- Единственный известный мне путь - врачевание души, совместная работа, отречение от преступлений прошлого. Мы сейчас на федеральном уровне ведем сложную работу по реализации утвержденной Правительством России Концепции государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий. В этой теме есть определенное сходство с той проблематикой, которой мы занимаемся во Владикавказе и Магасе. И мне кажется, что мудрые слова Наталья Солженицыной «Помнить. Знать. Осудить. Простить» применимы в обоих случаях.

- Когда, при каком исходе мы сможем сказать: «Конфликт исчерпан?»

- Мы сможем это сказать, когда не останется ни одной осетинской или ингушской семьи, которая бы чувствовала себя незащищенной и обиженной, не останется тех, кто жителей соседней республики считал бы виновными во всех своих проблемах. Когда осетины и ингуши будут смотреть друг на друга, как на добрых соседей, объединенных общей историей, общими проблемами и общим будущим. Уверен, что многие жители сопредельных республик уже давно это поняли.

- Назовите три основных шага, которые необходимо для этого предпринять.

- Первый и, возможно, самый очевидный шаг - это курс на устойчивое социально-экономическое развитие Пригородного района. На мой взгляд, он очень выгодно расположен географически: через него проходит стратегическая автомагистраль, здесь очень комфортные природные условия для занятия сельским хозяйством. Причем развитие это должно происходить не только силами государства (как например, расселение ветхого жилья), но и силами самих граждан, например, через создание совместных осетино-ингушских предприятий, через поиск реальных инвесторов, готовых развивать регион. Когда у большей части населения Пригородного района будут стабильные рабочие места, хорошие жилищные условия и достойный уровень жизни, тогда мы гораздо реже будем слышать экстремистские лозунги.

Второе направление работы - это сферы культуры и образования. Необходимо выработать единую трактовку исторических событий, чтобы и у осетинских, и у ингушских школьников был общий взгляд на эти события. Надо развивать культурное взаимодействие между представителями интеллигенции республик, вплоть до проведения Дней ингушской культуры в Северной Осетии и Дней осетинской культуры в Ингушетии. Когда люди больше общаются в рамках решения общих проблем - организация совместного бизнеса, постройка дороги, амбулатории или культурно-развлекательного центра,  то самым естественным образом начинают воспринимать друг друга как равных, как товарищей, как добрых соседей. И еще важно, чтобы дети из осетинских и ингушских семей посещали одни и те же детские сады, вместе учились в школе. Только не надо добиваться этого результата чисто административными методами: можно все испортить. Возможный вариант - приглашение учителей и воспитателей из других регионов России для работы в детсадах и школах Пригородного района. Но в любом случае необходимо, чтобы учителя и воспитатели заблаговременно прошли специальную подготовку, прослушали и сдали эдакий «курс толерантности». Неважно, какой национальности они будут - в такой смешанной школе, важно, чтобы они сумели создать правильный микроклимат в школьном коллективе и очень чутко отслеживали любые ростки межнациональных конфликтов.

Третье направление работы - это индивидуальная работа с пострадавшими семьями. Речь идет и о поиске пропавших без вести в ходе конфликта, чем активно занимается член нашего Совета Александр Мукомолов. Речь идет и о помощи семьям в решении их имущественных вопросов. Понятно, что экономическая ситуация сейчас не позволяет просто раздать всем новое жилье, но оказывать содействие в оформлении необходимых документов, в предоставлении земельных участков мы обязаны. Причем здесь не должно быть работы ради отчетности, проблемы каждой пострадавшей семьи нужно понять и выработать индивидуальный подход к их решению.

Фото: РИА «Новости»

- Насколько важна в этом вопросе работа с молодежью?

- Она имеет первостепенное значение. Во-первых, воспитывая наших школьников, мы должны прививать им «чувство локтя», чтобы все они чувствовали, что живут в большой стране бок о бок со своими соседями. А ближний сосед, как известно, бывает роднее дальнего родственника. Например, именно соседа мы просим присмотреть за домом, когда уезжаем. Во-вторых, старшее поколение должно служить примером для молодежи. Если молодой человек с детства воспитывается в семье в парадигме «осажденной крепости», то никакая воспитательная работа в школе ситуацию не исправит. А вот если этот молодой человек с детства видит, что в родительском доме за одним столом сидят и ингуши, и осетины, и люди других национальностей, то для него понятие «дружба народов» перестает быть лозунгом и наполняется реальным содержанием, его уже не подбить на провокации националистического толка.

- Как вы думаете, молодое поколение осетин и ингушей «остыло» или некая обида передалась им, что называется, на генетическом уровне?

- Надеюсь, ненависть не передается по наследству. Но есть еще и социогенетика, и здесь многое зависит от того, в какой среде воспитывается молодое поколение.

- Как государство может корректно повлиять на мировоззрение подростка, направить его мысли в сторону созидания, а не разрушения и вражды?

- Только через школьное образование и средства массовой информации. Не менее важно, чтобы молодые осетины и ингуши чувствовали себя «своими» не только в двух республиках, но и в любой точке нашей страны.

- Насколько важен благоприятный экономический климат в Пригородном районе для решения проблемы? Здесь действует принцип: сыт, значит спокоен?

- Безусловно, экономическое процветание Пригородного района создаст хорошую почву для преодоления отдаленных последствий осетино-ингушского конфликта. Но даже это не гарантирует полной защиты от попыток дестабилизации общественно-политической обстановки, особенно в предвыборный период. Поэтому важно не только бороться с бедностью и неустроенностью путем создания новых рабочих мест и развития социальной инфраструктуры, но и, главное, прививать каждому понимание того, что, видя в другом человеке врага, мы творим себе ад на земле. Что касается экономического климата, то здесь может иметь место кумулятивный эффект. Бизнес, как известно, очень чутко реагирует на политическую и социальную ситуацию в каждом отдельном регионе. Когда предприниматели увидят, что основные последствия осетино-ингушского конфликта преодолены, тогда они будут уверены в сохранности своих инвестиций и будут развивать экономику района, а вместе с ней и экономику всего Северного Кавказа.

Поделиться

Михаил Федотов: «Выходом из конфликта может стать только врачевание души»

Буквально недавно во Владикавказе прошло совещание по вопросам социально-экономического развития и улучшения обстановки в Пригородном районе. О результатах встречи и дальнейшей работе в этом направлении «Кавказ Сегодня» рассказал председатель Совета при Президенте России по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов.

- Михаил Александрович, некоторое время назад вы обсуждали на совещании во Владикавказе, скажем откровенно, непростую ситуацию в Пригородном районе. Насколько плодотворной была работа? Удалось прийти к общему знаменателю?

- Да, действительно, такое совещание проводилось в правительстве Республики Северная Осетия - Алания 13 апреля. Мы в Совете при Президенте России по развитию гражданского общества и правам человека рассматриваем наше участие в этом совещании как закономерное продолжение стратегической линии, нацеленной на преодоление отдаленных последствий осетино-ингушского конфликта 1992 года. В июне 2016 года Совет провел в СКФО многодневное выездное заседание, в рамках которого мы посетили в том числе Северную Осетию и Ингушетию, сформулировали ряд рекомендаций. С тех пор мы еще дважды побывали здесь. Думаю, нам удалось наметить некие базовые подходы к решению проблем региона. Насколько эффективной окажется наша работа - покажет время. Но уже сейчас у нас есть основания для некоторых выводов. Во-первых, проблемами Пригородного района снова стали заниматься всерьез на очень высоком уровне. Достаточно сказать, что совещание проводил полномочный представитель Президента Российской Федерации в СКФО Олег Белавенцев, участие в совещании приняли главы республик Вячеслав Битаров и Юнус-Бек Евкуров, руководитель Федерального агентства по делам национальностей Игорь Баринов. Я тоже принимал  в нем участие. Кроме того, к дискуссии были приглашены члены президентского Совета по правам человека, специализирующиеся на кавказской проблематике: Яна Лантратова, Александр Мукомолов и Максим Шевченко. Наконец, нельзя сбрасывать со счетов предельно заинтересованный и абсолютно конкретный тон обсуждения. Все выступавшие на совещании продемонстрировали высокую компетентность в обсуждаемых вопросах и недюжинный креативный потенциал.

- На самом деле, уже не в первый раз на высоком уровне поднимается вопрос о решении осетино-ингушского конфликта. На ваш взгляд, в этот раз удастся изменить ситуацию в лучшую сторону?

- Конечно, мы все понимаем, сколь сложны проблемы, которыми мы занимаемся здесь. Поэтому так важно беспристрастно проанализировать и учесть опыт тех решений, которые были приняты и реализованы ранее. Благодаря им были достигнуты важные положительные результаты - построены жилые дома, восстановлены дороги и объекты социальной инфраструктуры. Но федеральная целевая программа (ФЦП) по развитию Пригородного района так и не была принята, а проблема отдаленных последствий осетино-ингушского конфликта все еще остается.

- Будет ли вестись работа с населением, чтобы услышать и учесть мнение простых людей?

- Убежден, только активное взаимодействие государственных и общественных институтов может дать необходимый результат. Никакие усилия государства не способны решить эту проблему без активного участия гражданского общества. И наоборот: даже самое активное гражданское общество не сможет достичь реальных результатов без поддержки государства. Сегодня мы видим, во-первых, желание органов государственной власти решать проблемы, а не имитировать бурную деятельность, а во-вторых, общественные организации и гражданские активисты тоже готовы к диалогу, они хотят быть услышанными. И наш Совет готов всячески содействовать такому диалогу ради общего блага.

- Сложно решить любой конфликт, не притеснив одну из его сторон, найдя компромисс. Однако, в этом и состоит цель работы. Как не нарушив права осетин и ингушей, не задев их чувства, свести противостояние, длящееся десятилетия, на нет?

- Выходом из этого конфликта может стать только одно - всеобщее примирение.

- Но как этого достичь?

- Единственный известный мне путь - врачевание души, совместная работа, отречение от преступлений прошлого. Мы сейчас на федеральном уровне ведем сложную работу по реализации утвержденной Правительством России Концепции государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий. В этой теме есть определенное сходство с той проблематикой, которой мы занимаемся во Владикавказе и Магасе. И мне кажется, что мудрые слова Наталья Солженицыной «Помнить. Знать. Осудить. Простить» применимы в обоих случаях.

- Когда, при каком исходе мы сможем сказать: «Конфликт исчерпан?»

- Мы сможем это сказать, когда не останется ни одной осетинской или ингушской семьи, которая бы чувствовала себя незащищенной и обиженной, не останется тех, кто жителей соседней республики считал бы виновными во всех своих проблемах. Когда осетины и ингуши будут смотреть друг на друга, как на добрых соседей, объединенных общей историей, общими проблемами и общим будущим. Уверен, что многие жители сопредельных республик уже давно это поняли.

- Назовите три основных шага, которые необходимо для этого предпринять.

- Первый и, возможно, самый очевидный шаг - это курс на устойчивое социально-экономическое развитие Пригородного района. На мой взгляд, он очень выгодно расположен географически: через него проходит стратегическая автомагистраль, здесь очень комфортные природные условия для занятия сельским хозяйством. Причем развитие это должно происходить не только силами государства (как например, расселение ветхого жилья), но и силами самих граждан, например, через создание совместных осетино-ингушских предприятий, через поиск реальных инвесторов, готовых развивать регион. Когда у большей части населения Пригородного района будут стабильные рабочие места, хорошие жилищные условия и достойный уровень жизни, тогда мы гораздо реже будем слышать экстремистские лозунги.

Второе направление работы - это сферы культуры и образования. Необходимо выработать единую трактовку исторических событий, чтобы и у осетинских, и у ингушских школьников был общий взгляд на эти события. Надо развивать культурное взаимодействие между представителями интеллигенции республик, вплоть до проведения Дней ингушской культуры в Северной Осетии и Дней осетинской культуры в Ингушетии. Когда люди больше общаются в рамках решения общих проблем - организация совместного бизнеса, постройка дороги, амбулатории или культурно-развлекательного центра,  то самым естественным образом начинают воспринимать друг друга как равных, как товарищей, как добрых соседей. И еще важно, чтобы дети из осетинских и ингушских семей посещали одни и те же детские сады, вместе учились в школе. Только не надо добиваться этого результата чисто административными методами: можно все испортить. Возможный вариант - приглашение учителей и воспитателей из других регионов России для работы в детсадах и школах Пригородного района. Но в любом случае необходимо, чтобы учителя и воспитатели заблаговременно прошли специальную подготовку, прослушали и сдали эдакий «курс толерантности». Неважно, какой национальности они будут - в такой смешанной школе, важно, чтобы они сумели создать правильный микроклимат в школьном коллективе и очень чутко отслеживали любые ростки межнациональных конфликтов.

Третье направление работы - это индивидуальная работа с пострадавшими семьями. Речь идет и о поиске пропавших без вести в ходе конфликта, чем активно занимается член нашего Совета Александр Мукомолов. Речь идет и о помощи семьям в решении их имущественных вопросов. Понятно, что экономическая ситуация сейчас не позволяет просто раздать всем новое жилье, но оказывать содействие в оформлении необходимых документов, в предоставлении земельных участков мы обязаны. Причем здесь не должно быть работы ради отчетности, проблемы каждой пострадавшей семьи нужно понять и выработать индивидуальный подход к их решению.

Фото: РИА «Новости»

- Насколько важна в этом вопросе работа с молодежью?

- Она имеет первостепенное значение. Во-первых, воспитывая наших школьников, мы должны прививать им «чувство локтя», чтобы все они чувствовали, что живут в большой стране бок о бок со своими соседями. А ближний сосед, как известно, бывает роднее дальнего родственника. Например, именно соседа мы просим присмотреть за домом, когда уезжаем. Во-вторых, старшее поколение должно служить примером для молодежи. Если молодой человек с детства воспитывается в семье в парадигме «осажденной крепости», то никакая воспитательная работа в школе ситуацию не исправит. А вот если этот молодой человек с детства видит, что в родительском доме за одним столом сидят и ингуши, и осетины, и люди других национальностей, то для него понятие «дружба народов» перестает быть лозунгом и наполняется реальным содержанием, его уже не подбить на провокации националистического толка.

- Как вы думаете, молодое поколение осетин и ингушей «остыло» или некая обида передалась им, что называется, на генетическом уровне?

- Надеюсь, ненависть не передается по наследству. Но есть еще и социогенетика, и здесь многое зависит от того, в какой среде воспитывается молодое поколение.

- Как государство может корректно повлиять на мировоззрение подростка, направить его мысли в сторону созидания, а не разрушения и вражды?

- Только через школьное образование и средства массовой информации. Не менее важно, чтобы молодые осетины и ингуши чувствовали себя «своими» не только в двух республиках, но и в любой точке нашей страны.

- Насколько важен благоприятный экономический климат в Пригородном районе для решения проблемы? Здесь действует принцип: сыт, значит спокоен?

- Безусловно, экономическое процветание Пригородного района создаст хорошую почву для преодоления отдаленных последствий осетино-ингушского конфликта. Но даже это не гарантирует полной защиты от попыток дестабилизации общественно-политической обстановки, особенно в предвыборный период. Поэтому важно не только бороться с бедностью и неустроенностью путем создания новых рабочих мест и развития социальной инфраструктуры, но и, главное, прививать каждому понимание того, что, видя в другом человеке врага, мы творим себе ад на земле. Что касается экономического климата, то здесь может иметь место кумулятивный эффект. Бизнес, как известно, очень чутко реагирует на политическую и социальную ситуацию в каждом отдельном регионе. Когда предприниматели увидят, что основные последствия осетино-ингушского конфликта преодолены, тогда они будут уверены в сохранности своих инвестиций и будут развивать экономику района, а вместе с ней и экономику всего Северного Кавказа.

Поделиться

Новости партнеров

Показать еще
Показать еще
Показать еще

Топ дня