Мьянмой — по толерантности

Северный Кавказ в ракурсе бирманской трагедии

В понедельник, 4 сентября, на центральную площадь столицы Чеченской Республики многие сотни тысяч людей вышли на митинг, организованный по поводу трагических событий в Мьянме. Люди собрались, чтобы выразить свою солидарность с народом рохинджа — этническим меньшинством, проживающим на западе этой страны.

Ситуация здесь обострилась 25 августа текущего года, когда радикально настроенные представители указанного этноса совершили нападения на полицейские блокпосты, убив при этом несколько силовиков. Ответ властей был чрезвычайно жестким. За неделю, как сообщают мировые и российские СМИ, погибли сотни представителей рохинджа. Называются и другие цифры — вплоть до нескольких тысяч жертв. При этом активное участие в насильственных действиях, по сообщениям медиа, принимали не только силовики, но и местное буддистское население.

Напомним, народ рохинджа исповедует ислам. Именно этот межконфессиональный фактор и послужил главным поводом для широкого резонанса в исламском мире. Чеченский лидер Рамзан Кадыров заявил даже, что «подобную жестокость человечество не видело со времен Второй мировой войны». Эмоциональность политика понять можно, но простейший экскурс в историю свидетельствует, что это не совсем так.

Например, в 70-х годах в Камбодже красные кхмеры убили до 3 миллионов человек. По этническому признаку тогда уничтожались вьетнамцы и чамы, по религиозному — христиане и буддийские монахи. Или геноцид в Руанде — когда массовые убийства руандийских тутси по этническому признаку совершали местные хуту (погибло 800 тысяч человек).

Увы и увы — подобные омерзительные вещи нередко случаются в истории человечества. Осуждать и противостоять этому, безусловно, долг каждого цивилизованного человека.

История конфликта в Мьянме имеет давнюю историю. Власти страны не считают рохинджа отдельным народом, а представляют их этническими бенгальцами из Бангладеш, которым в качестве нелегальных мигрантов отказывают в мьянманском гражданстве. Сами рохинджа считают иначе, позиционируя себя коренными жителями западной части страны, штата Ракхайн (Аракан). Отток мусульманского населения из-за продолжающегося насилия продолжается уже долгое время, однако в последнее время он усилился. Только за последнюю неделю, как сообщают крупные мировые СМИ, границу между Мьянмой и Бангладеш пересекли около 30 тысяч человек.

Кто виноват в этой кровавой вакханалии? Скажем так: тот, кто допустил все это, не предугадал и не предупредил, выбрав в качестве реагирования на вылазки боевиков не разумную политику, а супержесткие и даже жестокие меры, от которых, как правило, всегда страдает мирное население.

Однако дело даже не в поиске виноватых. Дело в том, что и сейчас, сегодня продолжают погибать люди. Это отвратительно, безумно, недопустимо по любой причине. Но есть один нюанс. Да, в конфликте погибают представители рохинджа, исповедующие ислам. Но рискнем сказать, что межконфессиональная окраска этому конфликту создана искусственно. Данная часть света очень плотно населена. Она чрезвычайно мультиэтнична плюс многоконфессиональна. Сотни лет подряд здесь мирно уживаются люди разных народов и религий — и мусульмане, и буддисты, и христиане, и представители множества других верований. Значит, суть не в этом?

Да, не в этом. Противостояние в Аракане имеет сугубо миграционные причины. Нелегалы, которые массово селились в указанном штате, десятилетиями не получали официальный статус, не оформляли свои самовольные постройки, не очень-то пытались ассимилироваться… Словом, жили не по закону, а «по своим понятиям». В упрек властям нужно сказать, что и они не пытались последовательно и принципиально решать эту проблему много лет, закрывая глаза на насильственные действия со стороны местного населения — над людьми, фактическими находившимися вне закона. Порою это даже негласно поощрялось. А когда конфликт наконец прорвался наружу (в виде нападения радикалов на полицейские участки) — ответили так, что мир содрогнулся.

Повторимся: принадлежность погибших к исламу здесь не является определяющим фактором конфликта. Хотя можно понять и глав северокавказских республик, и мусульманское население СКФО, которые выступают в защиту единоверцев. Но за эмоциями не пропустить бы главного: умонастроениями масс людей опять пытаются искусно манипулировать. И весьма показательно, что повышенную активность здесь проявляют англоязычные СМИ. Задумайтесь: даже мусульманская Бангладеш, откуда и ведут свое происхождение рохинджа, сегодня особо не раздувает тему, высказывая лишь «беспокойство» притоком беженцев и вспышкой насилия. И чтобы понять, что происходит в медиапространстве, нужно задать себе простой вопрос: «Кому выгодно?».

Не будем брать глобальное пространство. В качестве примера приведем российскую общественно-политическую повестку. Еще уже — Юг России. Здесь живут не только мусульмане, христиане и атеисты. Соседняя с регионами СКФО Калмыкия — это преимущественно буддистское население. Вот как, скажите, им реагировать на лозунг, который скандировался на несанкционированном митинге в Москве по поводу событий в Мьянме, «Буддисты — террористы!»? Это ли не разжигание межконфессиональной розни?

Точно так же миллионы мусульман по всему миру абсолютно обоснованно доказывают, что традиционный ислам никакого отношения к терроризму не имеет. Что вылазки террористов — это отдельные акции преступников, которые не имеют религиозной и национальной принадлежности. Но если так, давайте будем последовательными. Давайте будем подходить с этой меркой и к другим конфликтам, не нагнетая страсти.

Россия — светское правовое государство. Объявлять виновными «буддистов» в «геноциде мусульман» — это намеренно противопоставлять одну конфессию другой, автоматически стравливая огромное количество людей, не задействованных в конфликте. Разве это ответственная позиция?

С весьма взвешенным и последовательным заявлением по этому поводу, кстати, выступил Муфтият Дагестана. В нем, в частности, говорится следующее:

«Муфтият Дагестана всегда призывал и призывает население региона и всей страны молиться за всех притесненных и находящихся в трудном положении верующих братьев и сестер во всем мире. Муфтият республики также призывает жителей не делать каких-то выводов, исходя лишь из информационного потока в социальных сетях и отдельно взятых заявлений, в силу недостоверности распространяемой информации. Убедительная просьба ко всем дагестанцам не поддаваться на провокации, удалить непонятного происхождения видео- и фотоматериалы и не создавать истерию в соцсетях. Сегодня в Бирме почти такое же положение, как было в Чечне перед войной. Радикалы хотят отделиться, убивают полицейских и военных, провоцируют на ответные действия местные органы власти. В хадисе Пророка (мир ему и благословение) сказано, что смута (фитна) спит, и на того, кто разбудит ее, падет проклятие Аллаха. Пусть Всевышний убережет население Дагестана, России и всего мира от разного вида смут, бедствий и насилия. Амин».

Еще один момент: вызывают серьезные вопросы попытки некоторых региональных лидеров перехватить внешнеполитическую повестку страны, которая является исключительной прерогативой Президента России и озвучивается МИДом. Каждый должен ответственно заниматься своим делом на своем месте, не так ли? А если так, то региональным политикам в такой ситуации не помешало бы четко определить свое место в системе вертикали власти и проявлять максимальную взвешенность в обсуждении внешнеполитических вопросов с межконфессиональным контекстом.

Но вернемся к основной теме. Повторим: лозунг «Буддизм — терроризм» абсолютно недопустим. Насилие совершается отдельными конкретными людьми, а не религиями. И здесь региональным лидерам следует проявить особую взвешенность, особую мудрость, а не пытаться использовать для укрепления своего рейтинга элементы «политического ислама».

Использование религиозных лозунгов в политике никогда к добру не приводило. Причем со стороны любой конфессии. Достаточно вспомнить поддержку «крестовых походов» европейскими князьями и королями, случаи объявления исламского джихада на государственном и псевдогосударственном уровне. Это путь в тупик. По этому пути сейчас бесславно идет запрещенная в России террористическая группировка ИГИЛ, провозгласившая свои приоритеты исключительно на религиозно-фанатичной основе и дошедшая в своем «развитии» до невообразимых зверств.

Пристального внимания заслуживает и тот факт, что протесты против насилия не всегда проходят в рамках правового поля. Назовем вещи своими именами: несанкционированные митинги в Москве, выкрикивание провокационных религиозных лозунгов, какими бы эмоциями они ни были вызваны, — это нарушение закона. А нарушений закона быть не должно безо всяких условий.

Нельзя жить «по понятиям», нужно жить по закону. Чтобы не жить как в западной Мьянме. Чтобы не лилась кровь, чтобы не погибали невинные люди — любой веры и любой национальности.

 

Рашид Темрезов, глава Карачаево-Черкесии:  

— Сегодня, в День солидарности в борьбе с терроризмом, невозможно равнодушно относиться к событиям, происходящим в Мьянме. Несмотря на то, что мир давно живет по устоявшимся цивилизованным законам, полностью отрицающим и запрещающим всякое насилие над людьми — невзирая на их место жительства, вероисповедание и национальность, сегодня в Ракхайнской национальной области Мьянма гибнут люди — женщины, старики и дети. Какими нормами международного права оперируют те, кто ответственен за эти жестокие убийства людей? Уверен, реакция мирового правозащитного сообщества обязательно последует. Наша гражданская позиция — вместе мы должны решительно осудить эти действия, направленные против мирных граждан, осудить бесчеловечное беззаконие и всей душой желать, чтобы это кровопролитие как можно скорее остановилось.

Юнус-Бек Евкуров, глава Ингушетии:  

— Мы солидарны с мнением, что по отношению к мирным гражданам-мусульманам в Ракхайнской национальной области Республики Союз Мьянма сейчас применяется чрезмерная сила: страдают дети, женщины, старики, сотни убитых и раненых. Все, что мы сегодня можем сделать, — это объединиться в своих молитвах к Всевышнему о мире, стабильности и прекращении кровопролития в Мьянме. Как только появится возможность, по согласованию с МИД РФ мы организуем сбор для всех желающих принять участие в оказании гуманитарной поддержки и отправим адресную помощь беженцам, как делали прежде и делаем для народа Сирии. Хочу призвать население не поддаваться на призывы к неправильным действиям в социальных сетях: помните опыт прошлых лет, берегите себя и своих родных.

Поделиться

Мьянмой — по толерантности

Северный Кавказ в ракурсе бирманской трагедии
Фото: REUTERS

В понедельник, 4 сентября, на центральную площадь столицы Чеченской Республики многие сотни тысяч людей вышли на митинг, организованный по поводу трагических событий в Мьянме. Люди собрались, чтобы выразить свою солидарность с народом рохинджа — этническим меньшинством, проживающим на западе этой страны.

Ситуация здесь обострилась 25 августа текущего года, когда радикально настроенные представители указанного этноса совершили нападения на полицейские блокпосты, убив при этом несколько силовиков. Ответ властей был чрезвычайно жестким. За неделю, как сообщают мировые и российские СМИ, погибли сотни представителей рохинджа. Называются и другие цифры — вплоть до нескольких тысяч жертв. При этом активное участие в насильственных действиях, по сообщениям медиа, принимали не только силовики, но и местное буддистское население.

Напомним, народ рохинджа исповедует ислам. Именно этот межконфессиональный фактор и послужил главным поводом для широкого резонанса в исламском мире. Чеченский лидер Рамзан Кадыров заявил даже, что «подобную жестокость человечество не видело со времен Второй мировой войны». Эмоциональность политика понять можно, но простейший экскурс в историю свидетельствует, что это не совсем так.

Например, в 70-х годах в Камбодже красные кхмеры убили до 3 миллионов человек. По этническому признаку тогда уничтожались вьетнамцы и чамы, по религиозному — христиане и буддийские монахи. Или геноцид в Руанде — когда массовые убийства руандийских тутси по этническому признаку совершали местные хуту (погибло 800 тысяч человек).

Увы и увы — подобные омерзительные вещи нередко случаются в истории человечества. Осуждать и противостоять этому, безусловно, долг каждого цивилизованного человека.

История конфликта в Мьянме имеет давнюю историю. Власти страны не считают рохинджа отдельным народом, а представляют их этническими бенгальцами из Бангладеш, которым в качестве нелегальных мигрантов отказывают в мьянманском гражданстве. Сами рохинджа считают иначе, позиционируя себя коренными жителями западной части страны, штата Ракхайн (Аракан). Отток мусульманского населения из-за продолжающегося насилия продолжается уже долгое время, однако в последнее время он усилился. Только за последнюю неделю, как сообщают крупные мировые СМИ, границу между Мьянмой и Бангладеш пересекли около 30 тысяч человек.

Кто виноват в этой кровавой вакханалии? Скажем так: тот, кто допустил все это, не предугадал и не предупредил, выбрав в качестве реагирования на вылазки боевиков не разумную политику, а супержесткие и даже жестокие меры, от которых, как правило, всегда страдает мирное население.

Однако дело даже не в поиске виноватых. Дело в том, что и сейчас, сегодня продолжают погибать люди. Это отвратительно, безумно, недопустимо по любой причине. Но есть один нюанс. Да, в конфликте погибают представители рохинджа, исповедующие ислам. Но рискнем сказать, что межконфессиональная окраска этому конфликту создана искусственно. Данная часть света очень плотно населена. Она чрезвычайно мультиэтнична плюс многоконфессиональна. Сотни лет подряд здесь мирно уживаются люди разных народов и религий — и мусульмане, и буддисты, и христиане, и представители множества других верований. Значит, суть не в этом?

Да, не в этом. Противостояние в Аракане имеет сугубо миграционные причины. Нелегалы, которые массово селились в указанном штате, десятилетиями не получали официальный статус, не оформляли свои самовольные постройки, не очень-то пытались ассимилироваться… Словом, жили не по закону, а «по своим понятиям». В упрек властям нужно сказать, что и они не пытались последовательно и принципиально решать эту проблему много лет, закрывая глаза на насильственные действия со стороны местного населения — над людьми, фактическими находившимися вне закона. Порою это даже негласно поощрялось. А когда конфликт наконец прорвался наружу (в виде нападения радикалов на полицейские участки) — ответили так, что мир содрогнулся.

Повторимся: принадлежность погибших к исламу здесь не является определяющим фактором конфликта. Хотя можно понять и глав северокавказских республик, и мусульманское население СКФО, которые выступают в защиту единоверцев. Но за эмоциями не пропустить бы главного: умонастроениями масс людей опять пытаются искусно манипулировать. И весьма показательно, что повышенную активность здесь проявляют англоязычные СМИ. Задумайтесь: даже мусульманская Бангладеш, откуда и ведут свое происхождение рохинджа, сегодня особо не раздувает тему, высказывая лишь «беспокойство» притоком беженцев и вспышкой насилия. И чтобы понять, что происходит в медиапространстве, нужно задать себе простой вопрос: «Кому выгодно?».

Не будем брать глобальное пространство. В качестве примера приведем российскую общественно-политическую повестку. Еще уже — Юг России. Здесь живут не только мусульмане, христиане и атеисты. Соседняя с регионами СКФО Калмыкия — это преимущественно буддистское население. Вот как, скажите, им реагировать на лозунг, который скандировался на несанкционированном митинге в Москве по поводу событий в Мьянме, «Буддисты — террористы!»? Это ли не разжигание межконфессиональной розни?

Точно так же миллионы мусульман по всему миру абсолютно обоснованно доказывают, что традиционный ислам никакого отношения к терроризму не имеет. Что вылазки террористов — это отдельные акции преступников, которые не имеют религиозной и национальной принадлежности. Но если так, давайте будем последовательными. Давайте будем подходить с этой меркой и к другим конфликтам, не нагнетая страсти.

Россия — светское правовое государство. Объявлять виновными «буддистов» в «геноциде мусульман» — это намеренно противопоставлять одну конфессию другой, автоматически стравливая огромное количество людей, не задействованных в конфликте. Разве это ответственная позиция?

С весьма взвешенным и последовательным заявлением по этому поводу, кстати, выступил Муфтият Дагестана. В нем, в частности, говорится следующее:

«Муфтият Дагестана всегда призывал и призывает население региона и всей страны молиться за всех притесненных и находящихся в трудном положении верующих братьев и сестер во всем мире. Муфтият республики также призывает жителей не делать каких-то выводов, исходя лишь из информационного потока в социальных сетях и отдельно взятых заявлений, в силу недостоверности распространяемой информации. Убедительная просьба ко всем дагестанцам не поддаваться на провокации, удалить непонятного происхождения видео- и фотоматериалы и не создавать истерию в соцсетях. Сегодня в Бирме почти такое же положение, как было в Чечне перед войной. Радикалы хотят отделиться, убивают полицейских и военных, провоцируют на ответные действия местные органы власти. В хадисе Пророка (мир ему и благословение) сказано, что смута (фитна) спит, и на того, кто разбудит ее, падет проклятие Аллаха. Пусть Всевышний убережет население Дагестана, России и всего мира от разного вида смут, бедствий и насилия. Амин».

Еще один момент: вызывают серьезные вопросы попытки некоторых региональных лидеров перехватить внешнеполитическую повестку страны, которая является исключительной прерогативой Президента России и озвучивается МИДом. Каждый должен ответственно заниматься своим делом на своем месте, не так ли? А если так, то региональным политикам в такой ситуации не помешало бы четко определить свое место в системе вертикали власти и проявлять максимальную взвешенность в обсуждении внешнеполитических вопросов с межконфессиональным контекстом.

Но вернемся к основной теме. Повторим: лозунг «Буддизм — терроризм» абсолютно недопустим. Насилие совершается отдельными конкретными людьми, а не религиями. И здесь региональным лидерам следует проявить особую взвешенность, особую мудрость, а не пытаться использовать для укрепления своего рейтинга элементы «политического ислама».

Использование религиозных лозунгов в политике никогда к добру не приводило. Причем со стороны любой конфессии. Достаточно вспомнить поддержку «крестовых походов» европейскими князьями и королями, случаи объявления исламского джихада на государственном и псевдогосударственном уровне. Это путь в тупик. По этому пути сейчас бесславно идет запрещенная в России террористическая группировка ИГИЛ, провозгласившая свои приоритеты исключительно на религиозно-фанатичной основе и дошедшая в своем «развитии» до невообразимых зверств.

Пристального внимания заслуживает и тот факт, что протесты против насилия не всегда проходят в рамках правового поля. Назовем вещи своими именами: несанкционированные митинги в Москве, выкрикивание провокационных религиозных лозунгов, какими бы эмоциями они ни были вызваны, — это нарушение закона. А нарушений закона быть не должно безо всяких условий.

Нельзя жить «по понятиям», нужно жить по закону. Чтобы не жить как в западной Мьянме. Чтобы не лилась кровь, чтобы не погибали невинные люди — любой веры и любой национальности.

 

Рашид Темрезов, глава Карачаево-Черкесии:  

— Сегодня, в День солидарности в борьбе с терроризмом, невозможно равнодушно относиться к событиям, происходящим в Мьянме. Несмотря на то, что мир давно живет по устоявшимся цивилизованным законам, полностью отрицающим и запрещающим всякое насилие над людьми — невзирая на их место жительства, вероисповедание и национальность, сегодня в Ракхайнской национальной области Мьянма гибнут люди — женщины, старики и дети. Какими нормами международного права оперируют те, кто ответственен за эти жестокие убийства людей? Уверен, реакция мирового правозащитного сообщества обязательно последует. Наша гражданская позиция — вместе мы должны решительно осудить эти действия, направленные против мирных граждан, осудить бесчеловечное беззаконие и всей душой желать, чтобы это кровопролитие как можно скорее остановилось.

Юнус-Бек Евкуров, глава Ингушетии:  

— Мы солидарны с мнением, что по отношению к мирным гражданам-мусульманам в Ракхайнской национальной области Республики Союз Мьянма сейчас применяется чрезмерная сила: страдают дети, женщины, старики, сотни убитых и раненых. Все, что мы сегодня можем сделать, — это объединиться в своих молитвах к Всевышнему о мире, стабильности и прекращении кровопролития в Мьянме. Как только появится возможность, по согласованию с МИД РФ мы организуем сбор для всех желающих принять участие в оказании гуманитарной поддержки и отправим адресную помощь беженцам, как делали прежде и делаем для народа Сирии. Хочу призвать население не поддаваться на призывы к неправильным действиям в социальных сетях: помните опыт прошлых лет, берегите себя и своих родных.

Поделиться

Новости партнеров

Показать еще
Показать еще
Показать еще
Информационно-аналитический портал

Мьянмой — по толерантности

Северный Кавказ в ракурсе бирманской трагедии

В понедельник, 4 сентября, на центральную площадь столицы Чеченской Республики многие сотни тысяч людей вышли на митинг, организованный по поводу трагических событий в Мьянме. Люди собрались, чтобы выразить свою солидарность с народом рохинджа — этническим меньшинством, проживающим на западе этой страны.

Ситуация здесь обострилась 25 августа текущего года, когда радикально настроенные представители указанного этноса совершили нападения на полицейские блокпосты, убив при этом несколько силовиков. Ответ властей был чрезвычайно жестким. За неделю, как сообщают мировые и российские СМИ, погибли сотни представителей рохинджа. Называются и другие цифры — вплоть до нескольких тысяч жертв. При этом активное участие в насильственных действиях, по сообщениям медиа, принимали не только силовики, но и местное буддистское население.

Напомним, народ рохинджа исповедует ислам. Именно этот межконфессиональный фактор и послужил главным поводом для широкого резонанса в исламском мире. Чеченский лидер Рамзан Кадыров заявил даже, что «подобную жестокость человечество не видело со времен Второй мировой войны». Эмоциональность политика понять можно, но простейший экскурс в историю свидетельствует, что это не совсем так.

Например, в 70-х годах в Камбодже красные кхмеры убили до 3 миллионов человек. По этническому признаку тогда уничтожались вьетнамцы и чамы, по религиозному — христиане и буддийские монахи. Или геноцид в Руанде — когда массовые убийства руандийских тутси по этническому признаку совершали местные хуту (погибло 800 тысяч человек).

Увы и увы — подобные омерзительные вещи нередко случаются в истории человечества. Осуждать и противостоять этому, безусловно, долг каждого цивилизованного человека.

История конфликта в Мьянме имеет давнюю историю. Власти страны не считают рохинджа отдельным народом, а представляют их этническими бенгальцами из Бангладеш, которым в качестве нелегальных мигрантов отказывают в мьянманском гражданстве. Сами рохинджа считают иначе, позиционируя себя коренными жителями западной части страны, штата Ракхайн (Аракан). Отток мусульманского населения из-за продолжающегося насилия продолжается уже долгое время, однако в последнее время он усилился. Только за последнюю неделю, как сообщают крупные мировые СМИ, границу между Мьянмой и Бангладеш пересекли около 30 тысяч человек.

Кто виноват в этой кровавой вакханалии? Скажем так: тот, кто допустил все это, не предугадал и не предупредил, выбрав в качестве реагирования на вылазки боевиков не разумную политику, а супержесткие и даже жестокие меры, от которых, как правило, всегда страдает мирное население.

Однако дело даже не в поиске виноватых. Дело в том, что и сейчас, сегодня продолжают погибать люди. Это отвратительно, безумно, недопустимо по любой причине. Но есть один нюанс. Да, в конфликте погибают представители рохинджа, исповедующие ислам. Но рискнем сказать, что межконфессиональная окраска этому конфликту создана искусственно. Данная часть света очень плотно населена. Она чрезвычайно мультиэтнична плюс многоконфессиональна. Сотни лет подряд здесь мирно уживаются люди разных народов и религий — и мусульмане, и буддисты, и христиане, и представители множества других верований. Значит, суть не в этом?

Да, не в этом. Противостояние в Аракане имеет сугубо миграционные причины. Нелегалы, которые массово селились в указанном штате, десятилетиями не получали официальный статус, не оформляли свои самовольные постройки, не очень-то пытались ассимилироваться… Словом, жили не по закону, а «по своим понятиям». В упрек властям нужно сказать, что и они не пытались последовательно и принципиально решать эту проблему много лет, закрывая глаза на насильственные действия со стороны местного населения — над людьми, фактическими находившимися вне закона. Порою это даже негласно поощрялось. А когда конфликт наконец прорвался наружу (в виде нападения радикалов на полицейские участки) — ответили так, что мир содрогнулся.

Повторимся: принадлежность погибших к исламу здесь не является определяющим фактором конфликта. Хотя можно понять и глав северокавказских республик, и мусульманское население СКФО, которые выступают в защиту единоверцев. Но за эмоциями не пропустить бы главного: умонастроениями масс людей опять пытаются искусно манипулировать. И весьма показательно, что повышенную активность здесь проявляют англоязычные СМИ. Задумайтесь: даже мусульманская Бангладеш, откуда и ведут свое происхождение рохинджа, сегодня особо не раздувает тему, высказывая лишь «беспокойство» притоком беженцев и вспышкой насилия. И чтобы понять, что происходит в медиапространстве, нужно задать себе простой вопрос: «Кому выгодно?».

Не будем брать глобальное пространство. В качестве примера приведем российскую общественно-политическую повестку. Еще уже — Юг России. Здесь живут не только мусульмане, христиане и атеисты. Соседняя с регионами СКФО Калмыкия — это преимущественно буддистское население. Вот как, скажите, им реагировать на лозунг, который скандировался на несанкционированном митинге в Москве по поводу событий в Мьянме, «Буддисты — террористы!»? Это ли не разжигание межконфессиональной розни?

Точно так же миллионы мусульман по всему миру абсолютно обоснованно доказывают, что традиционный ислам никакого отношения к терроризму не имеет. Что вылазки террористов — это отдельные акции преступников, которые не имеют религиозной и национальной принадлежности. Но если так, давайте будем последовательными. Давайте будем подходить с этой меркой и к другим конфликтам, не нагнетая страсти.

Россия — светское правовое государство. Объявлять виновными «буддистов» в «геноциде мусульман» — это намеренно противопоставлять одну конфессию другой, автоматически стравливая огромное количество людей, не задействованных в конфликте. Разве это ответственная позиция?

С весьма взвешенным и последовательным заявлением по этому поводу, кстати, выступил Муфтият Дагестана. В нем, в частности, говорится следующее:

«Муфтият Дагестана всегда призывал и призывает население региона и всей страны молиться за всех притесненных и находящихся в трудном положении верующих братьев и сестер во всем мире. Муфтият республики также призывает жителей не делать каких-то выводов, исходя лишь из информационного потока в социальных сетях и отдельно взятых заявлений, в силу недостоверности распространяемой информации. Убедительная просьба ко всем дагестанцам не поддаваться на провокации, удалить непонятного происхождения видео- и фотоматериалы и не создавать истерию в соцсетях. Сегодня в Бирме почти такое же положение, как было в Чечне перед войной. Радикалы хотят отделиться, убивают полицейских и военных, провоцируют на ответные действия местные органы власти. В хадисе Пророка (мир ему и благословение) сказано, что смута (фитна) спит, и на того, кто разбудит ее, падет проклятие Аллаха. Пусть Всевышний убережет население Дагестана, России и всего мира от разного вида смут, бедствий и насилия. Амин».

Еще один момент: вызывают серьезные вопросы попытки некоторых региональных лидеров перехватить внешнеполитическую повестку страны, которая является исключительной прерогативой Президента России и озвучивается МИДом. Каждый должен ответственно заниматься своим делом на своем месте, не так ли? А если так, то региональным политикам в такой ситуации не помешало бы четко определить свое место в системе вертикали власти и проявлять максимальную взвешенность в обсуждении внешнеполитических вопросов с межконфессиональным контекстом.

Но вернемся к основной теме. Повторим: лозунг «Буддизм — терроризм» абсолютно недопустим. Насилие совершается отдельными конкретными людьми, а не религиями. И здесь региональным лидерам следует проявить особую взвешенность, особую мудрость, а не пытаться использовать для укрепления своего рейтинга элементы «политического ислама».

Использование религиозных лозунгов в политике никогда к добру не приводило. Причем со стороны любой конфессии. Достаточно вспомнить поддержку «крестовых походов» европейскими князьями и королями, случаи объявления исламского джихада на государственном и псевдогосударственном уровне. Это путь в тупик. По этому пути сейчас бесславно идет запрещенная в России террористическая группировка ИГИЛ, провозгласившая свои приоритеты исключительно на религиозно-фанатичной основе и дошедшая в своем «развитии» до невообразимых зверств.

Пристального внимания заслуживает и тот факт, что протесты против насилия не всегда проходят в рамках правового поля. Назовем вещи своими именами: несанкционированные митинги в Москве, выкрикивание провокационных религиозных лозунгов, какими бы эмоциями они ни были вызваны, — это нарушение закона. А нарушений закона быть не должно безо всяких условий.

Нельзя жить «по понятиям», нужно жить по закону. Чтобы не жить как в западной Мьянме. Чтобы не лилась кровь, чтобы не погибали невинные люди — любой веры и любой национальности.

 

Рашид Темрезов, глава Карачаево-Черкесии:  

— Сегодня, в День солидарности в борьбе с терроризмом, невозможно равнодушно относиться к событиям, происходящим в Мьянме. Несмотря на то, что мир давно живет по устоявшимся цивилизованным законам, полностью отрицающим и запрещающим всякое насилие над людьми — невзирая на их место жительства, вероисповедание и национальность, сегодня в Ракхайнской национальной области Мьянма гибнут люди — женщины, старики и дети. Какими нормами международного права оперируют те, кто ответственен за эти жестокие убийства людей? Уверен, реакция мирового правозащитного сообщества обязательно последует. Наша гражданская позиция — вместе мы должны решительно осудить эти действия, направленные против мирных граждан, осудить бесчеловечное беззаконие и всей душой желать, чтобы это кровопролитие как можно скорее остановилось.

Юнус-Бек Евкуров, глава Ингушетии:  

— Мы солидарны с мнением, что по отношению к мирным гражданам-мусульманам в Ракхайнской национальной области Республики Союз Мьянма сейчас применяется чрезмерная сила: страдают дети, женщины, старики, сотни убитых и раненых. Все, что мы сегодня можем сделать, — это объединиться в своих молитвах к Всевышнему о мире, стабильности и прекращении кровопролития в Мьянме. Как только появится возможность, по согласованию с МИД РФ мы организуем сбор для всех желающих принять участие в оказании гуманитарной поддержки и отправим адресную помощь беженцам, как делали прежде и делаем для народа Сирии. Хочу призвать население не поддаваться на призывы к неправильным действиям в социальных сетях: помните опыт прошлых лет, берегите себя и своих родных.

Поделиться

Мьянмой — по толерантности

Северный Кавказ в ракурсе бирманской трагедии
Фото: REUTERS

В понедельник, 4 сентября, на центральную площадь столицы Чеченской Республики многие сотни тысяч людей вышли на митинг, организованный по поводу трагических событий в Мьянме. Люди собрались, чтобы выразить свою солидарность с народом рохинджа — этническим меньшинством, проживающим на западе этой страны.

Ситуация здесь обострилась 25 августа текущего года, когда радикально настроенные представители указанного этноса совершили нападения на полицейские блокпосты, убив при этом несколько силовиков. Ответ властей был чрезвычайно жестким. За неделю, как сообщают мировые и российские СМИ, погибли сотни представителей рохинджа. Называются и другие цифры — вплоть до нескольких тысяч жертв. При этом активное участие в насильственных действиях, по сообщениям медиа, принимали не только силовики, но и местное буддистское население.

Напомним, народ рохинджа исповедует ислам. Именно этот межконфессиональный фактор и послужил главным поводом для широкого резонанса в исламском мире. Чеченский лидер Рамзан Кадыров заявил даже, что «подобную жестокость человечество не видело со времен Второй мировой войны». Эмоциональность политика понять можно, но простейший экскурс в историю свидетельствует, что это не совсем так.

Например, в 70-х годах в Камбодже красные кхмеры убили до 3 миллионов человек. По этническому признаку тогда уничтожались вьетнамцы и чамы, по религиозному — христиане и буддийские монахи. Или геноцид в Руанде — когда массовые убийства руандийских тутси по этническому признаку совершали местные хуту (погибло 800 тысяч человек).

Увы и увы — подобные омерзительные вещи нередко случаются в истории человечества. Осуждать и противостоять этому, безусловно, долг каждого цивилизованного человека.

История конфликта в Мьянме имеет давнюю историю. Власти страны не считают рохинджа отдельным народом, а представляют их этническими бенгальцами из Бангладеш, которым в качестве нелегальных мигрантов отказывают в мьянманском гражданстве. Сами рохинджа считают иначе, позиционируя себя коренными жителями западной части страны, штата Ракхайн (Аракан). Отток мусульманского населения из-за продолжающегося насилия продолжается уже долгое время, однако в последнее время он усилился. Только за последнюю неделю, как сообщают крупные мировые СМИ, границу между Мьянмой и Бангладеш пересекли около 30 тысяч человек.

Кто виноват в этой кровавой вакханалии? Скажем так: тот, кто допустил все это, не предугадал и не предупредил, выбрав в качестве реагирования на вылазки боевиков не разумную политику, а супержесткие и даже жестокие меры, от которых, как правило, всегда страдает мирное население.

Однако дело даже не в поиске виноватых. Дело в том, что и сейчас, сегодня продолжают погибать люди. Это отвратительно, безумно, недопустимо по любой причине. Но есть один нюанс. Да, в конфликте погибают представители рохинджа, исповедующие ислам. Но рискнем сказать, что межконфессиональная окраска этому конфликту создана искусственно. Данная часть света очень плотно населена. Она чрезвычайно мультиэтнична плюс многоконфессиональна. Сотни лет подряд здесь мирно уживаются люди разных народов и религий — и мусульмане, и буддисты, и христиане, и представители множества других верований. Значит, суть не в этом?

Да, не в этом. Противостояние в Аракане имеет сугубо миграционные причины. Нелегалы, которые массово селились в указанном штате, десятилетиями не получали официальный статус, не оформляли свои самовольные постройки, не очень-то пытались ассимилироваться… Словом, жили не по закону, а «по своим понятиям». В упрек властям нужно сказать, что и они не пытались последовательно и принципиально решать эту проблему много лет, закрывая глаза на насильственные действия со стороны местного населения — над людьми, фактическими находившимися вне закона. Порою это даже негласно поощрялось. А когда конфликт наконец прорвался наружу (в виде нападения радикалов на полицейские участки) — ответили так, что мир содрогнулся.

Повторимся: принадлежность погибших к исламу здесь не является определяющим фактором конфликта. Хотя можно понять и глав северокавказских республик, и мусульманское население СКФО, которые выступают в защиту единоверцев. Но за эмоциями не пропустить бы главного: умонастроениями масс людей опять пытаются искусно манипулировать. И весьма показательно, что повышенную активность здесь проявляют англоязычные СМИ. Задумайтесь: даже мусульманская Бангладеш, откуда и ведут свое происхождение рохинджа, сегодня особо не раздувает тему, высказывая лишь «беспокойство» притоком беженцев и вспышкой насилия. И чтобы понять, что происходит в медиапространстве, нужно задать себе простой вопрос: «Кому выгодно?».

Не будем брать глобальное пространство. В качестве примера приведем российскую общественно-политическую повестку. Еще уже — Юг России. Здесь живут не только мусульмане, христиане и атеисты. Соседняя с регионами СКФО Калмыкия — это преимущественно буддистское население. Вот как, скажите, им реагировать на лозунг, который скандировался на несанкционированном митинге в Москве по поводу событий в Мьянме, «Буддисты — террористы!»? Это ли не разжигание межконфессиональной розни?

Точно так же миллионы мусульман по всему миру абсолютно обоснованно доказывают, что традиционный ислам никакого отношения к терроризму не имеет. Что вылазки террористов — это отдельные акции преступников, которые не имеют религиозной и национальной принадлежности. Но если так, давайте будем последовательными. Давайте будем подходить с этой меркой и к другим конфликтам, не нагнетая страсти.

Россия — светское правовое государство. Объявлять виновными «буддистов» в «геноциде мусульман» — это намеренно противопоставлять одну конфессию другой, автоматически стравливая огромное количество людей, не задействованных в конфликте. Разве это ответственная позиция?

С весьма взвешенным и последовательным заявлением по этому поводу, кстати, выступил Муфтият Дагестана. В нем, в частности, говорится следующее:

«Муфтият Дагестана всегда призывал и призывает население региона и всей страны молиться за всех притесненных и находящихся в трудном положении верующих братьев и сестер во всем мире. Муфтият республики также призывает жителей не делать каких-то выводов, исходя лишь из информационного потока в социальных сетях и отдельно взятых заявлений, в силу недостоверности распространяемой информации. Убедительная просьба ко всем дагестанцам не поддаваться на провокации, удалить непонятного происхождения видео- и фотоматериалы и не создавать истерию в соцсетях. Сегодня в Бирме почти такое же положение, как было в Чечне перед войной. Радикалы хотят отделиться, убивают полицейских и военных, провоцируют на ответные действия местные органы власти. В хадисе Пророка (мир ему и благословение) сказано, что смута (фитна) спит, и на того, кто разбудит ее, падет проклятие Аллаха. Пусть Всевышний убережет население Дагестана, России и всего мира от разного вида смут, бедствий и насилия. Амин».

Еще один момент: вызывают серьезные вопросы попытки некоторых региональных лидеров перехватить внешнеполитическую повестку страны, которая является исключительной прерогативой Президента России и озвучивается МИДом. Каждый должен ответственно заниматься своим делом на своем месте, не так ли? А если так, то региональным политикам в такой ситуации не помешало бы четко определить свое место в системе вертикали власти и проявлять максимальную взвешенность в обсуждении внешнеполитических вопросов с межконфессиональным контекстом.

Но вернемся к основной теме. Повторим: лозунг «Буддизм — терроризм» абсолютно недопустим. Насилие совершается отдельными конкретными людьми, а не религиями. И здесь региональным лидерам следует проявить особую взвешенность, особую мудрость, а не пытаться использовать для укрепления своего рейтинга элементы «политического ислама».

Использование религиозных лозунгов в политике никогда к добру не приводило. Причем со стороны любой конфессии. Достаточно вспомнить поддержку «крестовых походов» европейскими князьями и королями, случаи объявления исламского джихада на государственном и псевдогосударственном уровне. Это путь в тупик. По этому пути сейчас бесславно идет запрещенная в России террористическая группировка ИГИЛ, провозгласившая свои приоритеты исключительно на религиозно-фанатичной основе и дошедшая в своем «развитии» до невообразимых зверств.

Пристального внимания заслуживает и тот факт, что протесты против насилия не всегда проходят в рамках правового поля. Назовем вещи своими именами: несанкционированные митинги в Москве, выкрикивание провокационных религиозных лозунгов, какими бы эмоциями они ни были вызваны, — это нарушение закона. А нарушений закона быть не должно безо всяких условий.

Нельзя жить «по понятиям», нужно жить по закону. Чтобы не жить как в западной Мьянме. Чтобы не лилась кровь, чтобы не погибали невинные люди — любой веры и любой национальности.

 

Рашид Темрезов, глава Карачаево-Черкесии:  

— Сегодня, в День солидарности в борьбе с терроризмом, невозможно равнодушно относиться к событиям, происходящим в Мьянме. Несмотря на то, что мир давно живет по устоявшимся цивилизованным законам, полностью отрицающим и запрещающим всякое насилие над людьми — невзирая на их место жительства, вероисповедание и национальность, сегодня в Ракхайнской национальной области Мьянма гибнут люди — женщины, старики и дети. Какими нормами международного права оперируют те, кто ответственен за эти жестокие убийства людей? Уверен, реакция мирового правозащитного сообщества обязательно последует. Наша гражданская позиция — вместе мы должны решительно осудить эти действия, направленные против мирных граждан, осудить бесчеловечное беззаконие и всей душой желать, чтобы это кровопролитие как можно скорее остановилось.

Юнус-Бек Евкуров, глава Ингушетии:  

— Мы солидарны с мнением, что по отношению к мирным гражданам-мусульманам в Ракхайнской национальной области Республики Союз Мьянма сейчас применяется чрезмерная сила: страдают дети, женщины, старики, сотни убитых и раненых. Все, что мы сегодня можем сделать, — это объединиться в своих молитвах к Всевышнему о мире, стабильности и прекращении кровопролития в Мьянме. Как только появится возможность, по согласованию с МИД РФ мы организуем сбор для всех желающих принять участие в оказании гуманитарной поддержки и отправим адресную помощь беженцам, как делали прежде и делаем для народа Сирии. Хочу призвать население не поддаваться на призывы к неправильным действиям в социальных сетях: помните опыт прошлых лет, берегите себя и своих родных.

Поделиться

Новости партнеров

Показать еще
Показать еще
Показать еще

Топ дня