Генеральная репетиция

Васильев после Абдулатипова: федеральная власть опробует новую стратегию на Кавказе

Шел октябрь 17-го... 2017-го... В Дагестане снова поменялась власть. Генерал-полковник милиции Владимир Васильев – врио главы Дагестана. Сами слова «генерал» и «Дагестан» отсылают многих в далекую и давно прошедшую эпоху...

Для кого-то свершившийся факт – шок, для кого-то – неожиданность и надежда, а для кого-то – просто поменявшаяся в телевизоре картинка. Хотя на этот раз изменения происходят поистине революционные: впервые за 69 лет республику возглавит не дагестанец... Плохо это или хорошо – покажет время.

Опыт работы азербайджанца по национальности Азиза Алиева, возглавлявшего нашу республику в тяжелейшие военные и послевоенные годы, говорит о том, что и, не будучи уроженцем Дагестана и дагестанцем по происхождению, можно быть эффективным и популярным руководителем, любящим свою работу и пользующимся доверием у людей, благополучие которых тебе поручено. Надеюсь, что будет именно так.

Владимир Васильев имеет безупречный послужной список, серьезный опыт работы в силовых структурах, в том числе и по части Дагестана, является политиком федерального масштаба. Кроме того, у него хорошие отношения с предыдущим главой – Рамазаном Абдулатиповым – и многими другими дагестанскими политиками, с которыми ему наверняка придется советоваться и считаться, принимая важнейшие решения на новом месте.

Вообще сам тот факт, что Владимир Путин назначил временно исполняющим обязанности главы Дагестана человека из своей команды, да еще такого политического супертяжеловеса – целого руководителя фракции правящей партии в российском парламенте, говорит о той огромной значимости, которую имеет для страны наша республика – регион сложный для управления во всех отношениях. Да еще и в преддверии выборов главы государства. Но говорит это, к сожалению, еще и о том, что кадровый резерв Кремля в Дагестане был почти полностью исчерпан за эти годы, и замену Абдулатипова найти в республике в итоге так и не смогли. Тут сплелось все: вопросы доверия, опасения нестабильности, сложная экономическая ситуация и международная обстановка.

Завершилась целая эпоха в истории Страны гор. Эпоха советских тяжеловесов, партократов в хорошем понимании этого слова.

Началась она после войны, когда Абдурахман Даниялов, пришедший к руководству Дагестаном в 1948 году, управлял республикой целых 19 лет, а до этого 9 лет возглавлял Правительство Дагестана, работая вместе с Азизом Алиевым.

Сменивший его Магомедсалам Умаханов был у власти чуть меньше – 16 лет, после чего пришел Магомед Юсупов, проработавший еще меньше – всего 7 лет. До развала Советского Союза оставалось чуть больше года, когда Дагестан возглавил Муху Алиев, будущий первый президент Дагестана, которому суждено было стать последним первым секретарем Дагобкома КПСС...

С крушением партии власть в республике перешла к представительному органу власти, каким тогда являлся Верховный Совет ДАССР, председатель которого Магомедали Магомедов сосредоточит почти всю полноту власти в своих руках на 15 лет, сначала как спикер парламента, а позже – как Председатель Госсовета. 

Создание коллегиального Госсовета стало тогда спасением для многонационального Дагестана, раздираемого на части национальными движениями и деструктивными силами всех мастей.

Это были самые тяжелые годы для республики, сравнимые с послевоенными. Фактически заново пришлось формировать властную вертикаль на фоне беспредела лихих 90-х, транспортной блокады и разгула преступности. После этого был четырехлетний период президентства Муху Алиева, трехлетний – Магомедсалама Магомедова и пятилетка Абдулатипова, завершившая целую эпоху в истории Дагестана.

Эта пятилетка стала поворотной, принесла республике долгожданную безопасность, прекратились теракты, снизилась преступность, повысилась управляемость, хотя множество задач и осталось еще не решено.

Дагестанская республика, рожденная де-факто 100 лет назад после революции 1917-го, учрежденная юридически и окрепшая в 20-е годы ХХ века, выдвинула в свое время целую плеяду ярких руководителей-дагестанцев. Среди них - Махач Дахадаев, Уллубий Буйнакский, Джелал-Эд-Дин Коркмасов, Алибек Тахо-Годи, Магомед Далгат и многие другие личности, увы, сгоревшие в костре репрессий и Гражданской войны.

Именно после этих трагических зачисток кадрового корпуса в качестве «варяга» в республику и был приглашен Азиз Алиев, который, в свою очередь, стал всячески содействовать тому, чтобы в Дагестане появились и окрепли свои руководящие кадры. Следствием такой политики стало появление в республики таких ярких руководящих деятелей, как Шахрудин Шамхалов, Роза Эльдарова и многих других политиков, под чьим руководством жил Советский Дагестан почти полвека.

После войны Советская власть, несмотря на неограниченные, казалось бы, возможности для продавливания своей генеральной линии, всегда считалась с национальным фактором в республике и соблюдала негласные правила.

Следование схеме, опробованной годами, когда даргинец во власти в качестве первого лица сменяет на посту аварца, при сохранении на трех ключевых должностях властного триумвирата — «аварец-даргинец-кумык» — ныне нарушено. К чему это приведет, пока не ясно. Разбалансировка элит, крушение их ожиданий и привычных властных подковерно-коридорных схем может как негативно, так и позитивно сказаться на развитии республики.

Некоторые дагестанцы не раз взывали к небу с просьбой нацелить российские власти на отправку в Дагестан человека «со стороны», чтобы он, не привязанный ни к каким местным интересам, смог проводить здесь независимую политику. Факт свершился.

Однако сложносочиненность региона, наличие олигархических групп влияния, дефицит управленческих кадров и количество накопленных годами, а иногда и десятилетиями, проблем превращают управление республикой в сверхсложную задачу. Назначение Васильева – генеральная репетиция и отработка новой политической стратегии федеральной власти в Дагестане и на Кавказе в целом. Насколько она будет успешной – зависит не только от нового руководителя региона, но и от самих дагестанцев. Прежде всего, от дагестанцев во власти.

Рамазан Абдулатипов давно еще говорил о том, что в Дагестане вообще должна быть только одна национальность – дагестанец, а наш великий поэт Расул Гамзатов неоднократно подчеркивал, что дагестанец – это, прежде всего, тот, кто любит Дагестан.

Удачи новому дагестанцу - Владимиру Васильеву! И удачи всем нам.

Поделиться

Генеральная репетиция

Васильев после Абдулатипова: федеральная власть опробует новую стратегию на Кавказе

Шел октябрь 17-го... 2017-го... В Дагестане снова поменялась власть. Генерал-полковник милиции Владимир Васильев – врио главы Дагестана. Сами слова «генерал» и «Дагестан» отсылают многих в далекую и давно прошедшую эпоху...

Для кого-то свершившийся факт – шок, для кого-то – неожиданность и надежда, а для кого-то – просто поменявшаяся в телевизоре картинка. Хотя на этот раз изменения происходят поистине революционные: впервые за 69 лет республику возглавит не дагестанец... Плохо это или хорошо – покажет время.

Опыт работы азербайджанца по национальности Азиза Алиева, возглавлявшего нашу республику в тяжелейшие военные и послевоенные годы, говорит о том, что и, не будучи уроженцем Дагестана и дагестанцем по происхождению, можно быть эффективным и популярным руководителем, любящим свою работу и пользующимся доверием у людей, благополучие которых тебе поручено. Надеюсь, что будет именно так.

Владимир Васильев имеет безупречный послужной список, серьезный опыт работы в силовых структурах, в том числе и по части Дагестана, является политиком федерального масштаба. Кроме того, у него хорошие отношения с предыдущим главой – Рамазаном Абдулатиповым – и многими другими дагестанскими политиками, с которыми ему наверняка придется советоваться и считаться, принимая важнейшие решения на новом месте.

Вообще сам тот факт, что Владимир Путин назначил временно исполняющим обязанности главы Дагестана человека из своей команды, да еще такого политического супертяжеловеса – целого руководителя фракции правящей партии в российском парламенте, говорит о той огромной значимости, которую имеет для страны наша республика – регион сложный для управления во всех отношениях. Да еще и в преддверии выборов главы государства. Но говорит это, к сожалению, еще и о том, что кадровый резерв Кремля в Дагестане был почти полностью исчерпан за эти годы, и замену Абдулатипова найти в республике в итоге так и не смогли. Тут сплелось все: вопросы доверия, опасения нестабильности, сложная экономическая ситуация и международная обстановка.

Завершилась целая эпоха в истории Страны гор. Эпоха советских тяжеловесов, партократов в хорошем понимании этого слова.

Началась она после войны, когда Абдурахман Даниялов, пришедший к руководству Дагестаном в 1948 году, управлял республикой целых 19 лет, а до этого 9 лет возглавлял Правительство Дагестана, работая вместе с Азизом Алиевым.

Сменивший его Магомедсалам Умаханов был у власти чуть меньше – 16 лет, после чего пришел Магомед Юсупов, проработавший еще меньше – всего 7 лет. До развала Советского Союза оставалось чуть больше года, когда Дагестан возглавил Муху Алиев, будущий первый президент Дагестана, которому суждено было стать последним первым секретарем Дагобкома КПСС...

С крушением партии власть в республике перешла к представительному органу власти, каким тогда являлся Верховный Совет ДАССР, председатель которого Магомедали Магомедов сосредоточит почти всю полноту власти в своих руках на 15 лет, сначала как спикер парламента, а позже – как Председатель Госсовета. 

Создание коллегиального Госсовета стало тогда спасением для многонационального Дагестана, раздираемого на части национальными движениями и деструктивными силами всех мастей.

Это были самые тяжелые годы для республики, сравнимые с послевоенными. Фактически заново пришлось формировать властную вертикаль на фоне беспредела лихих 90-х, транспортной блокады и разгула преступности. После этого был четырехлетний период президентства Муху Алиева, трехлетний – Магомедсалама Магомедова и пятилетка Абдулатипова, завершившая целую эпоху в истории Дагестана.

Эта пятилетка стала поворотной, принесла республике долгожданную безопасность, прекратились теракты, снизилась преступность, повысилась управляемость, хотя множество задач и осталось еще не решено.

Дагестанская республика, рожденная де-факто 100 лет назад после революции 1917-го, учрежденная юридически и окрепшая в 20-е годы ХХ века, выдвинула в свое время целую плеяду ярких руководителей-дагестанцев. Среди них - Махач Дахадаев, Уллубий Буйнакский, Джелал-Эд-Дин Коркмасов, Алибек Тахо-Годи, Магомед Далгат и многие другие личности, увы, сгоревшие в костре репрессий и Гражданской войны.

Именно после этих трагических зачисток кадрового корпуса в качестве «варяга» в республику и был приглашен Азиз Алиев, который, в свою очередь, стал всячески содействовать тому, чтобы в Дагестане появились и окрепли свои руководящие кадры. Следствием такой политики стало появление в республики таких ярких руководящих деятелей, как Шахрудин Шамхалов, Роза Эльдарова и многих других политиков, под чьим руководством жил Советский Дагестан почти полвека.

После войны Советская власть, несмотря на неограниченные, казалось бы, возможности для продавливания своей генеральной линии, всегда считалась с национальным фактором в республике и соблюдала негласные правила.

Следование схеме, опробованной годами, когда даргинец во власти в качестве первого лица сменяет на посту аварца, при сохранении на трех ключевых должностях властного триумвирата — «аварец-даргинец-кумык» — ныне нарушено. К чему это приведет, пока не ясно. Разбалансировка элит, крушение их ожиданий и привычных властных подковерно-коридорных схем может как негативно, так и позитивно сказаться на развитии республики.

Некоторые дагестанцы не раз взывали к небу с просьбой нацелить российские власти на отправку в Дагестан человека «со стороны», чтобы он, не привязанный ни к каким местным интересам, смог проводить здесь независимую политику. Факт свершился.

Однако сложносочиненность региона, наличие олигархических групп влияния, дефицит управленческих кадров и количество накопленных годами, а иногда и десятилетиями, проблем превращают управление республикой в сверхсложную задачу. Назначение Васильева – генеральная репетиция и отработка новой политической стратегии федеральной власти в Дагестане и на Кавказе в целом. Насколько она будет успешной – зависит не только от нового руководителя региона, но и от самих дагестанцев. Прежде всего, от дагестанцев во власти.

Рамазан Абдулатипов давно еще говорил о том, что в Дагестане вообще должна быть только одна национальность – дагестанец, а наш великий поэт Расул Гамзатов неоднократно подчеркивал, что дагестанец – это, прежде всего, тот, кто любит Дагестан.

Удачи новому дагестанцу - Владимиру Васильеву! И удачи всем нам.

Поделиться

Новости партнеров

Показать еще
Показать еще
Показать еще
Информационно-аналитический портал

Генеральная репетиция

Васильев после Абдулатипова: федеральная власть опробует новую стратегию на Кавказе

Шел октябрь 17-го... 2017-го... В Дагестане снова поменялась власть. Генерал-полковник милиции Владимир Васильев – врио главы Дагестана. Сами слова «генерал» и «Дагестан» отсылают многих в далекую и давно прошедшую эпоху...

Для кого-то свершившийся факт – шок, для кого-то – неожиданность и надежда, а для кого-то – просто поменявшаяся в телевизоре картинка. Хотя на этот раз изменения происходят поистине революционные: впервые за 69 лет республику возглавит не дагестанец... Плохо это или хорошо – покажет время.

Опыт работы азербайджанца по национальности Азиза Алиева, возглавлявшего нашу республику в тяжелейшие военные и послевоенные годы, говорит о том, что и, не будучи уроженцем Дагестана и дагестанцем по происхождению, можно быть эффективным и популярным руководителем, любящим свою работу и пользующимся доверием у людей, благополучие которых тебе поручено. Надеюсь, что будет именно так.

Владимир Васильев имеет безупречный послужной список, серьезный опыт работы в силовых структурах, в том числе и по части Дагестана, является политиком федерального масштаба. Кроме того, у него хорошие отношения с предыдущим главой – Рамазаном Абдулатиповым – и многими другими дагестанскими политиками, с которыми ему наверняка придется советоваться и считаться, принимая важнейшие решения на новом месте.

Вообще сам тот факт, что Владимир Путин назначил временно исполняющим обязанности главы Дагестана человека из своей команды, да еще такого политического супертяжеловеса – целого руководителя фракции правящей партии в российском парламенте, говорит о той огромной значимости, которую имеет для страны наша республика – регион сложный для управления во всех отношениях. Да еще и в преддверии выборов главы государства. Но говорит это, к сожалению, еще и о том, что кадровый резерв Кремля в Дагестане был почти полностью исчерпан за эти годы, и замену Абдулатипова найти в республике в итоге так и не смогли. Тут сплелось все: вопросы доверия, опасения нестабильности, сложная экономическая ситуация и международная обстановка.

Завершилась целая эпоха в истории Страны гор. Эпоха советских тяжеловесов, партократов в хорошем понимании этого слова.

Началась она после войны, когда Абдурахман Даниялов, пришедший к руководству Дагестаном в 1948 году, управлял республикой целых 19 лет, а до этого 9 лет возглавлял Правительство Дагестана, работая вместе с Азизом Алиевым.

Сменивший его Магомедсалам Умаханов был у власти чуть меньше – 16 лет, после чего пришел Магомед Юсупов, проработавший еще меньше – всего 7 лет. До развала Советского Союза оставалось чуть больше года, когда Дагестан возглавил Муху Алиев, будущий первый президент Дагестана, которому суждено было стать последним первым секретарем Дагобкома КПСС...

С крушением партии власть в республике перешла к представительному органу власти, каким тогда являлся Верховный Совет ДАССР, председатель которого Магомедали Магомедов сосредоточит почти всю полноту власти в своих руках на 15 лет, сначала как спикер парламента, а позже – как Председатель Госсовета. 

Создание коллегиального Госсовета стало тогда спасением для многонационального Дагестана, раздираемого на части национальными движениями и деструктивными силами всех мастей.

Это были самые тяжелые годы для республики, сравнимые с послевоенными. Фактически заново пришлось формировать властную вертикаль на фоне беспредела лихих 90-х, транспортной блокады и разгула преступности. После этого был четырехлетний период президентства Муху Алиева, трехлетний – Магомедсалама Магомедова и пятилетка Абдулатипова, завершившая целую эпоху в истории Дагестана.

Эта пятилетка стала поворотной, принесла республике долгожданную безопасность, прекратились теракты, снизилась преступность, повысилась управляемость, хотя множество задач и осталось еще не решено.

Дагестанская республика, рожденная де-факто 100 лет назад после революции 1917-го, учрежденная юридически и окрепшая в 20-е годы ХХ века, выдвинула в свое время целую плеяду ярких руководителей-дагестанцев. Среди них - Махач Дахадаев, Уллубий Буйнакский, Джелал-Эд-Дин Коркмасов, Алибек Тахо-Годи, Магомед Далгат и многие другие личности, увы, сгоревшие в костре репрессий и Гражданской войны.

Именно после этих трагических зачисток кадрового корпуса в качестве «варяга» в республику и был приглашен Азиз Алиев, который, в свою очередь, стал всячески содействовать тому, чтобы в Дагестане появились и окрепли свои руководящие кадры. Следствием такой политики стало появление в республики таких ярких руководящих деятелей, как Шахрудин Шамхалов, Роза Эльдарова и многих других политиков, под чьим руководством жил Советский Дагестан почти полвека.

После войны Советская власть, несмотря на неограниченные, казалось бы, возможности для продавливания своей генеральной линии, всегда считалась с национальным фактором в республике и соблюдала негласные правила.

Следование схеме, опробованной годами, когда даргинец во власти в качестве первого лица сменяет на посту аварца, при сохранении на трех ключевых должностях властного триумвирата — «аварец-даргинец-кумык» — ныне нарушено. К чему это приведет, пока не ясно. Разбалансировка элит, крушение их ожиданий и привычных властных подковерно-коридорных схем может как негативно, так и позитивно сказаться на развитии республики.

Некоторые дагестанцы не раз взывали к небу с просьбой нацелить российские власти на отправку в Дагестан человека «со стороны», чтобы он, не привязанный ни к каким местным интересам, смог проводить здесь независимую политику. Факт свершился.

Однако сложносочиненность региона, наличие олигархических групп влияния, дефицит управленческих кадров и количество накопленных годами, а иногда и десятилетиями, проблем превращают управление республикой в сверхсложную задачу. Назначение Васильева – генеральная репетиция и отработка новой политической стратегии федеральной власти в Дагестане и на Кавказе в целом. Насколько она будет успешной – зависит не только от нового руководителя региона, но и от самих дагестанцев. Прежде всего, от дагестанцев во власти.

Рамазан Абдулатипов давно еще говорил о том, что в Дагестане вообще должна быть только одна национальность – дагестанец, а наш великий поэт Расул Гамзатов неоднократно подчеркивал, что дагестанец – это, прежде всего, тот, кто любит Дагестан.

Удачи новому дагестанцу - Владимиру Васильеву! И удачи всем нам.

Поделиться

Генеральная репетиция

Васильев после Абдулатипова: федеральная власть опробует новую стратегию на Кавказе

Шел октябрь 17-го... 2017-го... В Дагестане снова поменялась власть. Генерал-полковник милиции Владимир Васильев – врио главы Дагестана. Сами слова «генерал» и «Дагестан» отсылают многих в далекую и давно прошедшую эпоху...

Для кого-то свершившийся факт – шок, для кого-то – неожиданность и надежда, а для кого-то – просто поменявшаяся в телевизоре картинка. Хотя на этот раз изменения происходят поистине революционные: впервые за 69 лет республику возглавит не дагестанец... Плохо это или хорошо – покажет время.

Опыт работы азербайджанца по национальности Азиза Алиева, возглавлявшего нашу республику в тяжелейшие военные и послевоенные годы, говорит о том, что и, не будучи уроженцем Дагестана и дагестанцем по происхождению, можно быть эффективным и популярным руководителем, любящим свою работу и пользующимся доверием у людей, благополучие которых тебе поручено. Надеюсь, что будет именно так.

Владимир Васильев имеет безупречный послужной список, серьезный опыт работы в силовых структурах, в том числе и по части Дагестана, является политиком федерального масштаба. Кроме того, у него хорошие отношения с предыдущим главой – Рамазаном Абдулатиповым – и многими другими дагестанскими политиками, с которыми ему наверняка придется советоваться и считаться, принимая важнейшие решения на новом месте.

Вообще сам тот факт, что Владимир Путин назначил временно исполняющим обязанности главы Дагестана человека из своей команды, да еще такого политического супертяжеловеса – целого руководителя фракции правящей партии в российском парламенте, говорит о той огромной значимости, которую имеет для страны наша республика – регион сложный для управления во всех отношениях. Да еще и в преддверии выборов главы государства. Но говорит это, к сожалению, еще и о том, что кадровый резерв Кремля в Дагестане был почти полностью исчерпан за эти годы, и замену Абдулатипова найти в республике в итоге так и не смогли. Тут сплелось все: вопросы доверия, опасения нестабильности, сложная экономическая ситуация и международная обстановка.

Завершилась целая эпоха в истории Страны гор. Эпоха советских тяжеловесов, партократов в хорошем понимании этого слова.

Началась она после войны, когда Абдурахман Даниялов, пришедший к руководству Дагестаном в 1948 году, управлял республикой целых 19 лет, а до этого 9 лет возглавлял Правительство Дагестана, работая вместе с Азизом Алиевым.

Сменивший его Магомедсалам Умаханов был у власти чуть меньше – 16 лет, после чего пришел Магомед Юсупов, проработавший еще меньше – всего 7 лет. До развала Советского Союза оставалось чуть больше года, когда Дагестан возглавил Муху Алиев, будущий первый президент Дагестана, которому суждено было стать последним первым секретарем Дагобкома КПСС...

С крушением партии власть в республике перешла к представительному органу власти, каким тогда являлся Верховный Совет ДАССР, председатель которого Магомедали Магомедов сосредоточит почти всю полноту власти в своих руках на 15 лет, сначала как спикер парламента, а позже – как Председатель Госсовета. 

Создание коллегиального Госсовета стало тогда спасением для многонационального Дагестана, раздираемого на части национальными движениями и деструктивными силами всех мастей.

Это были самые тяжелые годы для республики, сравнимые с послевоенными. Фактически заново пришлось формировать властную вертикаль на фоне беспредела лихих 90-х, транспортной блокады и разгула преступности. После этого был четырехлетний период президентства Муху Алиева, трехлетний – Магомедсалама Магомедова и пятилетка Абдулатипова, завершившая целую эпоху в истории Дагестана.

Эта пятилетка стала поворотной, принесла республике долгожданную безопасность, прекратились теракты, снизилась преступность, повысилась управляемость, хотя множество задач и осталось еще не решено.

Дагестанская республика, рожденная де-факто 100 лет назад после революции 1917-го, учрежденная юридически и окрепшая в 20-е годы ХХ века, выдвинула в свое время целую плеяду ярких руководителей-дагестанцев. Среди них - Махач Дахадаев, Уллубий Буйнакский, Джелал-Эд-Дин Коркмасов, Алибек Тахо-Годи, Магомед Далгат и многие другие личности, увы, сгоревшие в костре репрессий и Гражданской войны.

Именно после этих трагических зачисток кадрового корпуса в качестве «варяга» в республику и был приглашен Азиз Алиев, который, в свою очередь, стал всячески содействовать тому, чтобы в Дагестане появились и окрепли свои руководящие кадры. Следствием такой политики стало появление в республики таких ярких руководящих деятелей, как Шахрудин Шамхалов, Роза Эльдарова и многих других политиков, под чьим руководством жил Советский Дагестан почти полвека.

После войны Советская власть, несмотря на неограниченные, казалось бы, возможности для продавливания своей генеральной линии, всегда считалась с национальным фактором в республике и соблюдала негласные правила.

Следование схеме, опробованной годами, когда даргинец во власти в качестве первого лица сменяет на посту аварца, при сохранении на трех ключевых должностях властного триумвирата — «аварец-даргинец-кумык» — ныне нарушено. К чему это приведет, пока не ясно. Разбалансировка элит, крушение их ожиданий и привычных властных подковерно-коридорных схем может как негативно, так и позитивно сказаться на развитии республики.

Некоторые дагестанцы не раз взывали к небу с просьбой нацелить российские власти на отправку в Дагестан человека «со стороны», чтобы он, не привязанный ни к каким местным интересам, смог проводить здесь независимую политику. Факт свершился.

Однако сложносочиненность региона, наличие олигархических групп влияния, дефицит управленческих кадров и количество накопленных годами, а иногда и десятилетиями, проблем превращают управление республикой в сверхсложную задачу. Назначение Васильева – генеральная репетиция и отработка новой политической стратегии федеральной власти в Дагестане и на Кавказе в целом. Насколько она будет успешной – зависит не только от нового руководителя региона, но и от самих дагестанцев. Прежде всего, от дагестанцев во власти.

Рамазан Абдулатипов давно еще говорил о том, что в Дагестане вообще должна быть только одна национальность – дагестанец, а наш великий поэт Расул Гамзатов неоднократно подчеркивал, что дагестанец – это, прежде всего, тот, кто любит Дагестан.

Удачи новому дагестанцу - Владимиру Васильеву! И удачи всем нам.

Поделиться

Новости партнеров

Показать еще
Показать еще
Показать еще

Топ дня