Проблема добровольного изучения языков не актуальна для народов Кавказа

Главный аргумент противников принятия поправок в закон об образовании звучит так: «Если мы перестанем заставлять изучать национальные языки в школе, представители кавказских народов перестанут это делать. И тогда они могут потерять язык и национальную культуру». Лучше всего этот аргумент характеризует самих противников поправок.

Мы видим закономерный итог деятельности многих представителей национальной интеллигенции Северного Кавказа. Существуя в течение десятилетий при государстве, имея значительные возможности для просвещения народов, они отдалились от простых людей, от их насущных потребностей культурного развития. Народ отвечает этим людям равнодушием, мало обращая внимание на бурление эмоций в социальных сетях, многочисленные обращения активистов к начальству, принятие громких резолюций и создание общественных организаций.

Развитая письменная культура обеспечивает принадлежность народа к современной цивилизации. На Кавказе мы видим культивирование национальных традиций, разучивание танцев, шитье национальной одежды, выпуск традиционных ремесленных изделий. Много ли вы знаете опубликованных и, что важно, прочитанных книг, написанных современными авторами на языках Северного Кавказа? Мало опубликовано и еще меньше прочитано. Зачем же нужна письменность, раз ей всё меньше пользуются?

Общественные движения, активизировавшиеся и появившиеся на волне интереса к поправкам, не обращаются к создателю языка – народу, а взывают к представителям власти, проводят жаркие обсуждения в своем не очень обширном кругу. Сохранение языков им видится возможным только через административные меры, но это говорит о полной неэффективности их деятельности. А может быть, радетели за национальные языки понимают, что существуют только благодаря определенной поддержке со стороны властей, и широким народным массам их деятельность мало интересна?

Люди не хотят изучать языки, чиновники не заинтересованы в этом, федеральному центру всё равно, и только национальная интеллигенция борется за родную культуру.

Дело же совершенно в другом. Сила национального движения определяется степенью участия в нем широких слоев народа, а языковая проблема не является главной для народов Кавказа. Родители считают достаточным знание ребенком разговорного языка на бытовом уровне для общения в этнической среде, а более глубокое знание письменной грамоты не обязательно, так как не находит своего применения во взрослой жизни.

Перед людьми стоят более приземленные задачи – найти работу, обеспечить семью, дать будущее своим детям. Если они не интересуются проблемой добровольного преподавания национальных языков в школах, значит, она не актуальна.

Сохранить язык может только его носитель – народ. А национальная интеллигенция призвана ему в этом помогать. В просвещении, в служении народу смысл ее существования. Возродить интерес к родным языкам может современная, близкая и понятная простым людям литература, отражающая наше время. Создать ее возможно, только находясь в гуще народа и думая о его насущных заботах. Не нужно бороться за языки. На них надо писать и говорить о том, что близко широким слоям населения Северного Кавказа.

В Советском Союзе возможность изучать родной язык предоставлялась трудящимся всех республик, но в то же время везде старались изучать русский язык, потому что он позволял выйти на общегосударственный и мировой уровень. Понимая это, все стремились написать статью, книгу, диссертацию на русском языке, чтобы мысли, изложенные в них, дошли до максимально широкого числа людей. На национальных языках ее могли понять только люди определенной национальности. Поэтому в вопросе о языке ни в коем случае не может быть никакого принуждения. Это вопрос культурного и хозяйственного развития. Когда хозяйственный оборот требует изучения определенного языка, его будут изучать. Жители республик Кавказа активно едут работать в другие регионы России, потому что в самих республиках ситуация с работой очень тяжелая. Неизвестно, вернутся ли они когда-нибудь на свою малую родину. По ходу своего труда они будут говорить на русском языке, учить своих детей хорошо говорить на русском языке, чтобы у них были перспективы в жизни.

Противники принятия поправок в закон об образовании говорят о том, что в маленьких горных селах закрываются школы и библиотеки, и народ теряет свою культуру. Так то же самое происходит во всей стране, независимо от региона. Это проблема общей деградации образования и культуры, а не взаимоотношений центра и регионов. Шум вокруг принятия поправок в закон об образовании прикрывает нежелание национальных республик пускать федеральный центр в свои дела, связанные с национальным языком.

Региональные власти стремятся сохранить свои права на управление регионами. Пока что, по действующему закону, изучение национальных языков регулируется исключительно субъектами РФ – в данном случае, национальными республиками, и они могут устанавливать свои правила в этом вопросе.

Смысл законопроекта заключается в том, что изучение национальных языков в республиках переносится из обязательной части в часть, формируемую участниками образовательного процесса. Предметы вариативной части (изучение национальных языков) не имеют статуса факультативных (внеурочных). Согласно подготовленному законопроекту, языки национальных республик остаются именно в вариативной части образовательной программы. Законопроектом сохраняется право изучать родной язык для тех, кто хочет его изучать, и позволяет его не учить тем, кто этого не хочет. Принудительное изучение русскими и другими народами национальных языков – это слишком большая плата за то, чтобы представители одной национальности изучали свой язык. Законопроект не мешает народам изучать свой родной язык, но мешает заставлять делать это русских.

Невозможно обеспечить всестороннее развитие народов России, если оно входит в противоречие с конституционными правами других граждан. Оправдание приоритетного удовлетворения интересов своего народа при игнорировании интересов других народов называется национальным эгоизмом и не может ставиться во главу угла при обсуждении этого закона. Нужно любить свой народ, однако надо понимать не только свои интересы, но и интересы других, чтобы равноправно жить в одном государстве и обществе. При рассмотрении национальных проблем во главе угла должны стоять общественные, а не узко национальные интересы. Всегда узко национальные интересы провозглашаются и воплощаются в пользу небольшого правящего слоя, а громадное большинство народа остается у разбитого корыта.

Поделиться

Проблема добровольного изучения языков не актуальна для народов Кавказа

Главный аргумент противников принятия поправок в закон об образовании звучит так: «Если мы перестанем заставлять изучать национальные языки в школе, представители кавказских народов перестанут это делать. И тогда они могут потерять язык и национальную культуру». Лучше всего этот аргумент характеризует самих противников поправок.

Мы видим закономерный итог деятельности многих представителей национальной интеллигенции Северного Кавказа. Существуя в течение десятилетий при государстве, имея значительные возможности для просвещения народов, они отдалились от простых людей, от их насущных потребностей культурного развития. Народ отвечает этим людям равнодушием, мало обращая внимание на бурление эмоций в социальных сетях, многочисленные обращения активистов к начальству, принятие громких резолюций и создание общественных организаций.

Развитая письменная культура обеспечивает принадлежность народа к современной цивилизации. На Кавказе мы видим культивирование национальных традиций, разучивание танцев, шитье национальной одежды, выпуск традиционных ремесленных изделий. Много ли вы знаете опубликованных и, что важно, прочитанных книг, написанных современными авторами на языках Северного Кавказа? Мало опубликовано и еще меньше прочитано. Зачем же нужна письменность, раз ей всё меньше пользуются?

Общественные движения, активизировавшиеся и появившиеся на волне интереса к поправкам, не обращаются к создателю языка – народу, а взывают к представителям власти, проводят жаркие обсуждения в своем не очень обширном кругу. Сохранение языков им видится возможным только через административные меры, но это говорит о полной неэффективности их деятельности. А может быть, радетели за национальные языки понимают, что существуют только благодаря определенной поддержке со стороны властей, и широким народным массам их деятельность мало интересна?

Люди не хотят изучать языки, чиновники не заинтересованы в этом, федеральному центру всё равно, и только национальная интеллигенция борется за родную культуру.

Дело же совершенно в другом. Сила национального движения определяется степенью участия в нем широких слоев народа, а языковая проблема не является главной для народов Кавказа. Родители считают достаточным знание ребенком разговорного языка на бытовом уровне для общения в этнической среде, а более глубокое знание письменной грамоты не обязательно, так как не находит своего применения во взрослой жизни.

Перед людьми стоят более приземленные задачи – найти работу, обеспечить семью, дать будущее своим детям. Если они не интересуются проблемой добровольного преподавания национальных языков в школах, значит, она не актуальна.

Сохранить язык может только его носитель – народ. А национальная интеллигенция призвана ему в этом помогать. В просвещении, в служении народу смысл ее существования. Возродить интерес к родным языкам может современная, близкая и понятная простым людям литература, отражающая наше время. Создать ее возможно, только находясь в гуще народа и думая о его насущных заботах. Не нужно бороться за языки. На них надо писать и говорить о том, что близко широким слоям населения Северного Кавказа.

В Советском Союзе возможность изучать родной язык предоставлялась трудящимся всех республик, но в то же время везде старались изучать русский язык, потому что он позволял выйти на общегосударственный и мировой уровень. Понимая это, все стремились написать статью, книгу, диссертацию на русском языке, чтобы мысли, изложенные в них, дошли до максимально широкого числа людей. На национальных языках ее могли понять только люди определенной национальности. Поэтому в вопросе о языке ни в коем случае не может быть никакого принуждения. Это вопрос культурного и хозяйственного развития. Когда хозяйственный оборот требует изучения определенного языка, его будут изучать. Жители республик Кавказа активно едут работать в другие регионы России, потому что в самих республиках ситуация с работой очень тяжелая. Неизвестно, вернутся ли они когда-нибудь на свою малую родину. По ходу своего труда они будут говорить на русском языке, учить своих детей хорошо говорить на русском языке, чтобы у них были перспективы в жизни.

Противники принятия поправок в закон об образовании говорят о том, что в маленьких горных селах закрываются школы и библиотеки, и народ теряет свою культуру. Так то же самое происходит во всей стране, независимо от региона. Это проблема общей деградации образования и культуры, а не взаимоотношений центра и регионов. Шум вокруг принятия поправок в закон об образовании прикрывает нежелание национальных республик пускать федеральный центр в свои дела, связанные с национальным языком.

Региональные власти стремятся сохранить свои права на управление регионами. Пока что, по действующему закону, изучение национальных языков регулируется исключительно субъектами РФ – в данном случае, национальными республиками, и они могут устанавливать свои правила в этом вопросе.

Смысл законопроекта заключается в том, что изучение национальных языков в республиках переносится из обязательной части в часть, формируемую участниками образовательного процесса. Предметы вариативной части (изучение национальных языков) не имеют статуса факультативных (внеурочных). Согласно подготовленному законопроекту, языки национальных республик остаются именно в вариативной части образовательной программы. Законопроектом сохраняется право изучать родной язык для тех, кто хочет его изучать, и позволяет его не учить тем, кто этого не хочет. Принудительное изучение русскими и другими народами национальных языков – это слишком большая плата за то, чтобы представители одной национальности изучали свой язык. Законопроект не мешает народам изучать свой родной язык, но мешает заставлять делать это русских.

Невозможно обеспечить всестороннее развитие народов России, если оно входит в противоречие с конституционными правами других граждан. Оправдание приоритетного удовлетворения интересов своего народа при игнорировании интересов других народов называется национальным эгоизмом и не может ставиться во главу угла при обсуждении этого закона. Нужно любить свой народ, однако надо понимать не только свои интересы, но и интересы других, чтобы равноправно жить в одном государстве и обществе. При рассмотрении национальных проблем во главе угла должны стоять общественные, а не узко национальные интересы. Всегда узко национальные интересы провозглашаются и воплощаются в пользу небольшого правящего слоя, а громадное большинство народа остается у разбитого корыта.

Поделиться

Новости партнеров

Показать еще
Показать еще
Показать еще
Информационно-аналитический портал

Проблема добровольного изучения языков не актуальна для народов Кавказа

Главный аргумент противников принятия поправок в закон об образовании звучит так: «Если мы перестанем заставлять изучать национальные языки в школе, представители кавказских народов перестанут это делать. И тогда они могут потерять язык и национальную культуру». Лучше всего этот аргумент характеризует самих противников поправок.

Мы видим закономерный итог деятельности многих представителей национальной интеллигенции Северного Кавказа. Существуя в течение десятилетий при государстве, имея значительные возможности для просвещения народов, они отдалились от простых людей, от их насущных потребностей культурного развития. Народ отвечает этим людям равнодушием, мало обращая внимание на бурление эмоций в социальных сетях, многочисленные обращения активистов к начальству, принятие громких резолюций и создание общественных организаций.

Развитая письменная культура обеспечивает принадлежность народа к современной цивилизации. На Кавказе мы видим культивирование национальных традиций, разучивание танцев, шитье национальной одежды, выпуск традиционных ремесленных изделий. Много ли вы знаете опубликованных и, что важно, прочитанных книг, написанных современными авторами на языках Северного Кавказа? Мало опубликовано и еще меньше прочитано. Зачем же нужна письменность, раз ей всё меньше пользуются?

Общественные движения, активизировавшиеся и появившиеся на волне интереса к поправкам, не обращаются к создателю языка – народу, а взывают к представителям власти, проводят жаркие обсуждения в своем не очень обширном кругу. Сохранение языков им видится возможным только через административные меры, но это говорит о полной неэффективности их деятельности. А может быть, радетели за национальные языки понимают, что существуют только благодаря определенной поддержке со стороны властей, и широким народным массам их деятельность мало интересна?

Люди не хотят изучать языки, чиновники не заинтересованы в этом, федеральному центру всё равно, и только национальная интеллигенция борется за родную культуру.

Дело же совершенно в другом. Сила национального движения определяется степенью участия в нем широких слоев народа, а языковая проблема не является главной для народов Кавказа. Родители считают достаточным знание ребенком разговорного языка на бытовом уровне для общения в этнической среде, а более глубокое знание письменной грамоты не обязательно, так как не находит своего применения во взрослой жизни.

Перед людьми стоят более приземленные задачи – найти работу, обеспечить семью, дать будущее своим детям. Если они не интересуются проблемой добровольного преподавания национальных языков в школах, значит, она не актуальна.

Сохранить язык может только его носитель – народ. А национальная интеллигенция призвана ему в этом помогать. В просвещении, в служении народу смысл ее существования. Возродить интерес к родным языкам может современная, близкая и понятная простым людям литература, отражающая наше время. Создать ее возможно, только находясь в гуще народа и думая о его насущных заботах. Не нужно бороться за языки. На них надо писать и говорить о том, что близко широким слоям населения Северного Кавказа.

В Советском Союзе возможность изучать родной язык предоставлялась трудящимся всех республик, но в то же время везде старались изучать русский язык, потому что он позволял выйти на общегосударственный и мировой уровень. Понимая это, все стремились написать статью, книгу, диссертацию на русском языке, чтобы мысли, изложенные в них, дошли до максимально широкого числа людей. На национальных языках ее могли понять только люди определенной национальности. Поэтому в вопросе о языке ни в коем случае не может быть никакого принуждения. Это вопрос культурного и хозяйственного развития. Когда хозяйственный оборот требует изучения определенного языка, его будут изучать. Жители республик Кавказа активно едут работать в другие регионы России, потому что в самих республиках ситуация с работой очень тяжелая. Неизвестно, вернутся ли они когда-нибудь на свою малую родину. По ходу своего труда они будут говорить на русском языке, учить своих детей хорошо говорить на русском языке, чтобы у них были перспективы в жизни.

Противники принятия поправок в закон об образовании говорят о том, что в маленьких горных селах закрываются школы и библиотеки, и народ теряет свою культуру. Так то же самое происходит во всей стране, независимо от региона. Это проблема общей деградации образования и культуры, а не взаимоотношений центра и регионов. Шум вокруг принятия поправок в закон об образовании прикрывает нежелание национальных республик пускать федеральный центр в свои дела, связанные с национальным языком.

Региональные власти стремятся сохранить свои права на управление регионами. Пока что, по действующему закону, изучение национальных языков регулируется исключительно субъектами РФ – в данном случае, национальными республиками, и они могут устанавливать свои правила в этом вопросе.

Смысл законопроекта заключается в том, что изучение национальных языков в республиках переносится из обязательной части в часть, формируемую участниками образовательного процесса. Предметы вариативной части (изучение национальных языков) не имеют статуса факультативных (внеурочных). Согласно подготовленному законопроекту, языки национальных республик остаются именно в вариативной части образовательной программы. Законопроектом сохраняется право изучать родной язык для тех, кто хочет его изучать, и позволяет его не учить тем, кто этого не хочет. Принудительное изучение русскими и другими народами национальных языков – это слишком большая плата за то, чтобы представители одной национальности изучали свой язык. Законопроект не мешает народам изучать свой родной язык, но мешает заставлять делать это русских.

Невозможно обеспечить всестороннее развитие народов России, если оно входит в противоречие с конституционными правами других граждан. Оправдание приоритетного удовлетворения интересов своего народа при игнорировании интересов других народов называется национальным эгоизмом и не может ставиться во главу угла при обсуждении этого закона. Нужно любить свой народ, однако надо понимать не только свои интересы, но и интересы других, чтобы равноправно жить в одном государстве и обществе. При рассмотрении национальных проблем во главе угла должны стоять общественные, а не узко национальные интересы. Всегда узко национальные интересы провозглашаются и воплощаются в пользу небольшого правящего слоя, а громадное большинство народа остается у разбитого корыта.

Поделиться

Проблема добровольного изучения языков не актуальна для народов Кавказа

Главный аргумент противников принятия поправок в закон об образовании звучит так: «Если мы перестанем заставлять изучать национальные языки в школе, представители кавказских народов перестанут это делать. И тогда они могут потерять язык и национальную культуру». Лучше всего этот аргумент характеризует самих противников поправок.

Мы видим закономерный итог деятельности многих представителей национальной интеллигенции Северного Кавказа. Существуя в течение десятилетий при государстве, имея значительные возможности для просвещения народов, они отдалились от простых людей, от их насущных потребностей культурного развития. Народ отвечает этим людям равнодушием, мало обращая внимание на бурление эмоций в социальных сетях, многочисленные обращения активистов к начальству, принятие громких резолюций и создание общественных организаций.

Развитая письменная культура обеспечивает принадлежность народа к современной цивилизации. На Кавказе мы видим культивирование национальных традиций, разучивание танцев, шитье национальной одежды, выпуск традиционных ремесленных изделий. Много ли вы знаете опубликованных и, что важно, прочитанных книг, написанных современными авторами на языках Северного Кавказа? Мало опубликовано и еще меньше прочитано. Зачем же нужна письменность, раз ей всё меньше пользуются?

Общественные движения, активизировавшиеся и появившиеся на волне интереса к поправкам, не обращаются к создателю языка – народу, а взывают к представителям власти, проводят жаркие обсуждения в своем не очень обширном кругу. Сохранение языков им видится возможным только через административные меры, но это говорит о полной неэффективности их деятельности. А может быть, радетели за национальные языки понимают, что существуют только благодаря определенной поддержке со стороны властей, и широким народным массам их деятельность мало интересна?

Люди не хотят изучать языки, чиновники не заинтересованы в этом, федеральному центру всё равно, и только национальная интеллигенция борется за родную культуру.

Дело же совершенно в другом. Сила национального движения определяется степенью участия в нем широких слоев народа, а языковая проблема не является главной для народов Кавказа. Родители считают достаточным знание ребенком разговорного языка на бытовом уровне для общения в этнической среде, а более глубокое знание письменной грамоты не обязательно, так как не находит своего применения во взрослой жизни.

Перед людьми стоят более приземленные задачи – найти работу, обеспечить семью, дать будущее своим детям. Если они не интересуются проблемой добровольного преподавания национальных языков в школах, значит, она не актуальна.

Сохранить язык может только его носитель – народ. А национальная интеллигенция призвана ему в этом помогать. В просвещении, в служении народу смысл ее существования. Возродить интерес к родным языкам может современная, близкая и понятная простым людям литература, отражающая наше время. Создать ее возможно, только находясь в гуще народа и думая о его насущных заботах. Не нужно бороться за языки. На них надо писать и говорить о том, что близко широким слоям населения Северного Кавказа.

В Советском Союзе возможность изучать родной язык предоставлялась трудящимся всех республик, но в то же время везде старались изучать русский язык, потому что он позволял выйти на общегосударственный и мировой уровень. Понимая это, все стремились написать статью, книгу, диссертацию на русском языке, чтобы мысли, изложенные в них, дошли до максимально широкого числа людей. На национальных языках ее могли понять только люди определенной национальности. Поэтому в вопросе о языке ни в коем случае не может быть никакого принуждения. Это вопрос культурного и хозяйственного развития. Когда хозяйственный оборот требует изучения определенного языка, его будут изучать. Жители республик Кавказа активно едут работать в другие регионы России, потому что в самих республиках ситуация с работой очень тяжелая. Неизвестно, вернутся ли они когда-нибудь на свою малую родину. По ходу своего труда они будут говорить на русском языке, учить своих детей хорошо говорить на русском языке, чтобы у них были перспективы в жизни.

Противники принятия поправок в закон об образовании говорят о том, что в маленьких горных селах закрываются школы и библиотеки, и народ теряет свою культуру. Так то же самое происходит во всей стране, независимо от региона. Это проблема общей деградации образования и культуры, а не взаимоотношений центра и регионов. Шум вокруг принятия поправок в закон об образовании прикрывает нежелание национальных республик пускать федеральный центр в свои дела, связанные с национальным языком.

Региональные власти стремятся сохранить свои права на управление регионами. Пока что, по действующему закону, изучение национальных языков регулируется исключительно субъектами РФ – в данном случае, национальными республиками, и они могут устанавливать свои правила в этом вопросе.

Смысл законопроекта заключается в том, что изучение национальных языков в республиках переносится из обязательной части в часть, формируемую участниками образовательного процесса. Предметы вариативной части (изучение национальных языков) не имеют статуса факультативных (внеурочных). Согласно подготовленному законопроекту, языки национальных республик остаются именно в вариативной части образовательной программы. Законопроектом сохраняется право изучать родной язык для тех, кто хочет его изучать, и позволяет его не учить тем, кто этого не хочет. Принудительное изучение русскими и другими народами национальных языков – это слишком большая плата за то, чтобы представители одной национальности изучали свой язык. Законопроект не мешает народам изучать свой родной язык, но мешает заставлять делать это русских.

Невозможно обеспечить всестороннее развитие народов России, если оно входит в противоречие с конституционными правами других граждан. Оправдание приоритетного удовлетворения интересов своего народа при игнорировании интересов других народов называется национальным эгоизмом и не может ставиться во главу угла при обсуждении этого закона. Нужно любить свой народ, однако надо понимать не только свои интересы, но и интересы других, чтобы равноправно жить в одном государстве и обществе. При рассмотрении национальных проблем во главе угла должны стоять общественные, а не узко национальные интересы. Всегда узко национальные интересы провозглашаются и воплощаются в пользу небольшого правящего слоя, а громадное большинство народа остается у разбитого корыта.

Поделиться

Новости партнеров

Показать еще
Показать еще
Показать еще