Как на Кавказе помогают адыгам-репатриантам?

Представители одной закавказской страны, которые так не любят Россию, что аж кушать не могут, постоянно пытаются обвинить наше государство в нежелании принимать черкесов из стран Ближнего Востока на постоянное место жительства. В грузинской прессе регулярно появляются статьи, в которых рассказывается о нелегкой доле репатриантов, которые наталкиваются на противодействие со стороны российских властей их желанию переселиться в регионы Северного Кавказа, откуда происходят их предки.

Отметив, что сама Грузия очень не желает возвращать на свою территорию турок-месхетинцев, выселенных в Среднюю Азию в 1944 году и имеющих полное право на возвращение на свою историческую родину, расскажем, как в России приняли репатриантов из бывшей Югославии и продолжают принимать из Сирии.

Желание косовских черкесов вернуться на Кавказ возникло гораздо раньше 1998 года. Вопрос о возвращения адыгов, в том числе из Косово, был поднят после того, как Борис Ельцин в 1994 году выпустил известное обращение к горским народам, приуроченное к 130-летию окончания Кавказской войны. В 1997 году в Адыгее был создан Фонд помощи репатриантам, а годом позже Центр адаптации. Процесс переселения подстегнуло обострение конфликта в Сербии. Первой группе переселенцев помогали обустроиться власти Адыгеи и Краснодарского края, федеральный центр, частные лица, общественники. Успешной адаптации способствовало благожелательное отношение местных жителей к новым соотечественникам. Место для обустройства, аул Мафехабль в четырех километрах от Майкопа, было выбрано совместными усилиями. В настоящее время Мафехабль строится и разрастается. Косовские адыги в целом интегрированы в общество, но сохраняют свои особенности, склонны жить своей общиной, сохраняя специфику взаимоотношений. В частности, среди женихов и невест у них преобладают переселенцы из Косово, Турции, Сирии или Иордании.

Опыт адаптации косовских адыгов пригодился в период разрешения сирийского конфликта, когда для многих сирийских черкесов переезд в регионы Северного Кавказа сал гарантией продолжения нормальной жизни. Активную поддержку репатриантам оказывают жители Адыгеи, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии. Нет ничего удивительного в той всеобъемлющей помощи всемерной поддержке, которую оказали репатриантам жители Адыгеи, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии. Только так они и могли поступить. До получения жилья многие репатрианты проживали в домах местных жителей. А некоторым семьям в Майкопе и в селах были безвозмездно предоставлены дома. Сегодня более 60 процентов прибывших из Сирии обеспечены жильем. Органы власти предоставляют им земельные участки, местные жители и представители бизнеса помогают строительными материалами. Живущие в Мафехабле дети ездят на учебу в Майкоп на муниципальном автобусе. Благодаря помощи властей Адыгеи, в ауле построено футбольное поле, открыта детская площадка, сделан ремонт гравийного покрытия на улицах, к новым участкам подается электричество, построен водопровод, ведется газификация. Продолжается строительство домов для беженцев из Сирии.

Всего в России с 2012 года обосновалось около двух тысяч беженцев из Сирии. В Адыгею приехали 136 семей (около 880 человек). В 2017 году 43 из них получили российское гражданство, а в первом полугодии 2018 года еще 27. Среди новых граждан России есть врачи, предприниматели, учителя, артисты, таксисты, фермеры, строители… Они берутся за любую, даже неквалифицированную работу. Представители Центров занятости раз в месяц знакомят их с вакансиями, помогая найти работу по специальности. В самом Центре адаптации сейчас проживают всего 12 семей из Косово и Сирии.

Общественные организации, существующие в Адыгее и Кабардино-Балкарии, помогают репатриантам оформить документы для проживания в России. Когда во время обострения военных действий в Сирии перестало хватать квот, правительство России пошло навстречу беженцам и разрешило выдавать им документы на временное убежище. Квота, право на временное убежище и вид на жительство предусматривают получение сертификата о знании русского языка, а школьники ещё и готовятся к ЕГЭ и ОГЭ по русскому. В помощь репатриантам были организованы дневные и вечерние группы по изучению русского языка.

Говорящие и пишущие о каких-то искусственно созданных препятствиях на пути переселения черкесов на землю предков, кривят душой. Получение гражданства любой страны связано с необходимостью выполнения обязательных и зачастую довольно жестких требований, в том числе знания государственного языка. Переселение людей из страны, охваченной войной с исламистами, требует обязательного и строгого контроля соискателей гражданства.

Новые граждане России получают все социальные гарантии государства в области образования, медицины, пенсий, трудоустройства, а это серьезная нагрузка на бюджет не самой богатой страны мира. Тот, кто хотя бы раз в жизни переезжал с одного места жительства на другое, прекрасно знает, что переезд сопряжен с серьезными затратами, сложностями в поиске работы, психологической адаптацией. Не стоит думать, что уехать из одной страны в другую будет легко и просто. Массовое переселение может изменить баланс между разными национальностями в одном регионе, поэтому общественникам, выдвигающим идею репатриации всех черкесов из Сирии, желательно учитывать отношение к этому процессу других народов многонационального Кавказа. Требовать каких-то дополнительных льгот или послаблений для сирийских граждан черкесского происхождения было бы неправильно еще и потому, что миллионы наших соотечественников из стран бывшего СССР справедливо спросят, почему им таких льгот не предлагают.

Государство делает то, что может для приема репатриантов с Ближнего Востока, но этот процесс едва ли будет массовым и одномоментным, по типу переезда косовских адыгов. Для этого нет политических и экономических оснований. Сирийские черкесы едут не только в Россию, они отправляются в разные страны Европы и Ближнего Востока, но большинство из них продолжает жить на своей родине, в Сирии. Радетелям активного переселения адыгов из Турции, Иордании и Сирии на Северный Кавказ желательно учитывать желание самих граждан этих стран. Пока что активного общественного движения в этом направлении среди них не наблюдается.

Поделиться

Как на Кавказе помогают адыгам-репатриантам?

Фото: администрация Нальчика

Представители одной закавказской страны, которые так не любят Россию, что аж кушать не могут, постоянно пытаются обвинить наше государство в нежелании принимать черкесов из стран Ближнего Востока на постоянное место жительства. В грузинской прессе регулярно появляются статьи, в которых рассказывается о нелегкой доле репатриантов, которые наталкиваются на противодействие со стороны российских властей их желанию переселиться в регионы Северного Кавказа, откуда происходят их предки.

Отметив, что сама Грузия очень не желает возвращать на свою территорию турок-месхетинцев, выселенных в Среднюю Азию в 1944 году и имеющих полное право на возвращение на свою историческую родину, расскажем, как в России приняли репатриантов из бывшей Югославии и продолжают принимать из Сирии.

Желание косовских черкесов вернуться на Кавказ возникло гораздо раньше 1998 года. Вопрос о возвращения адыгов, в том числе из Косово, был поднят после того, как Борис Ельцин в 1994 году выпустил известное обращение к горским народам, приуроченное к 130-летию окончания Кавказской войны. В 1997 году в Адыгее был создан Фонд помощи репатриантам, а годом позже Центр адаптации. Процесс переселения подстегнуло обострение конфликта в Сербии. Первой группе переселенцев помогали обустроиться власти Адыгеи и Краснодарского края, федеральный центр, частные лица, общественники. Успешной адаптации способствовало благожелательное отношение местных жителей к новым соотечественникам. Место для обустройства, аул Мафехабль в четырех километрах от Майкопа, было выбрано совместными усилиями. В настоящее время Мафехабль строится и разрастается. Косовские адыги в целом интегрированы в общество, но сохраняют свои особенности, склонны жить своей общиной, сохраняя специфику взаимоотношений. В частности, среди женихов и невест у них преобладают переселенцы из Косово, Турции, Сирии или Иордании.

Опыт адаптации косовских адыгов пригодился в период разрешения сирийского конфликта, когда для многих сирийских черкесов переезд в регионы Северного Кавказа сал гарантией продолжения нормальной жизни. Активную поддержку репатриантам оказывают жители Адыгеи, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии. Нет ничего удивительного в той всеобъемлющей помощи всемерной поддержке, которую оказали репатриантам жители Адыгеи, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии. Только так они и могли поступить. До получения жилья многие репатрианты проживали в домах местных жителей. А некоторым семьям в Майкопе и в селах были безвозмездно предоставлены дома. Сегодня более 60 процентов прибывших из Сирии обеспечены жильем. Органы власти предоставляют им земельные участки, местные жители и представители бизнеса помогают строительными материалами. Живущие в Мафехабле дети ездят на учебу в Майкоп на муниципальном автобусе. Благодаря помощи властей Адыгеи, в ауле построено футбольное поле, открыта детская площадка, сделан ремонт гравийного покрытия на улицах, к новым участкам подается электричество, построен водопровод, ведется газификация. Продолжается строительство домов для беженцев из Сирии.

Всего в России с 2012 года обосновалось около двух тысяч беженцев из Сирии. В Адыгею приехали 136 семей (около 880 человек). В 2017 году 43 из них получили российское гражданство, а в первом полугодии 2018 года еще 27. Среди новых граждан России есть врачи, предприниматели, учителя, артисты, таксисты, фермеры, строители… Они берутся за любую, даже неквалифицированную работу. Представители Центров занятости раз в месяц знакомят их с вакансиями, помогая найти работу по специальности. В самом Центре адаптации сейчас проживают всего 12 семей из Косово и Сирии.

Общественные организации, существующие в Адыгее и Кабардино-Балкарии, помогают репатриантам оформить документы для проживания в России. Когда во время обострения военных действий в Сирии перестало хватать квот, правительство России пошло навстречу беженцам и разрешило выдавать им документы на временное убежище. Квота, право на временное убежище и вид на жительство предусматривают получение сертификата о знании русского языка, а школьники ещё и готовятся к ЕГЭ и ОГЭ по русскому. В помощь репатриантам были организованы дневные и вечерние группы по изучению русского языка.

Говорящие и пишущие о каких-то искусственно созданных препятствиях на пути переселения черкесов на землю предков, кривят душой. Получение гражданства любой страны связано с необходимостью выполнения обязательных и зачастую довольно жестких требований, в том числе знания государственного языка. Переселение людей из страны, охваченной войной с исламистами, требует обязательного и строгого контроля соискателей гражданства.

Новые граждане России получают все социальные гарантии государства в области образования, медицины, пенсий, трудоустройства, а это серьезная нагрузка на бюджет не самой богатой страны мира. Тот, кто хотя бы раз в жизни переезжал с одного места жительства на другое, прекрасно знает, что переезд сопряжен с серьезными затратами, сложностями в поиске работы, психологической адаптацией. Не стоит думать, что уехать из одной страны в другую будет легко и просто. Массовое переселение может изменить баланс между разными национальностями в одном регионе, поэтому общественникам, выдвигающим идею репатриации всех черкесов из Сирии, желательно учитывать отношение к этому процессу других народов многонационального Кавказа. Требовать каких-то дополнительных льгот или послаблений для сирийских граждан черкесского происхождения было бы неправильно еще и потому, что миллионы наших соотечественников из стран бывшего СССР справедливо спросят, почему им таких льгот не предлагают.

Государство делает то, что может для приема репатриантов с Ближнего Востока, но этот процесс едва ли будет массовым и одномоментным, по типу переезда косовских адыгов. Для этого нет политических и экономических оснований. Сирийские черкесы едут не только в Россию, они отправляются в разные страны Европы и Ближнего Востока, но большинство из них продолжает жить на своей родине, в Сирии. Радетелям активного переселения адыгов из Турции, Иордании и Сирии на Северный Кавказ желательно учитывать желание самих граждан этих стран. Пока что активного общественного движения в этом направлении среди них не наблюдается.

Поделиться

Новости партнеров

Показать еще
Показать еще
Показать еще
Информационно-аналитический портал

Как на Кавказе помогают адыгам-репатриантам?

Представители одной закавказской страны, которые так не любят Россию, что аж кушать не могут, постоянно пытаются обвинить наше государство в нежелании принимать черкесов из стран Ближнего Востока на постоянное место жительства. В грузинской прессе регулярно появляются статьи, в которых рассказывается о нелегкой доле репатриантов, которые наталкиваются на противодействие со стороны российских властей их желанию переселиться в регионы Северного Кавказа, откуда происходят их предки.

Отметив, что сама Грузия очень не желает возвращать на свою территорию турок-месхетинцев, выселенных в Среднюю Азию в 1944 году и имеющих полное право на возвращение на свою историческую родину, расскажем, как в России приняли репатриантов из бывшей Югославии и продолжают принимать из Сирии.

Желание косовских черкесов вернуться на Кавказ возникло гораздо раньше 1998 года. Вопрос о возвращения адыгов, в том числе из Косово, был поднят после того, как Борис Ельцин в 1994 году выпустил известное обращение к горским народам, приуроченное к 130-летию окончания Кавказской войны. В 1997 году в Адыгее был создан Фонд помощи репатриантам, а годом позже Центр адаптации. Процесс переселения подстегнуло обострение конфликта в Сербии. Первой группе переселенцев помогали обустроиться власти Адыгеи и Краснодарского края, федеральный центр, частные лица, общественники. Успешной адаптации способствовало благожелательное отношение местных жителей к новым соотечественникам. Место для обустройства, аул Мафехабль в четырех километрах от Майкопа, было выбрано совместными усилиями. В настоящее время Мафехабль строится и разрастается. Косовские адыги в целом интегрированы в общество, но сохраняют свои особенности, склонны жить своей общиной, сохраняя специфику взаимоотношений. В частности, среди женихов и невест у них преобладают переселенцы из Косово, Турции, Сирии или Иордании.

Опыт адаптации косовских адыгов пригодился в период разрешения сирийского конфликта, когда для многих сирийских черкесов переезд в регионы Северного Кавказа сал гарантией продолжения нормальной жизни. Активную поддержку репатриантам оказывают жители Адыгеи, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии. Нет ничего удивительного в той всеобъемлющей помощи всемерной поддержке, которую оказали репатриантам жители Адыгеи, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии. Только так они и могли поступить. До получения жилья многие репатрианты проживали в домах местных жителей. А некоторым семьям в Майкопе и в селах были безвозмездно предоставлены дома. Сегодня более 60 процентов прибывших из Сирии обеспечены жильем. Органы власти предоставляют им земельные участки, местные жители и представители бизнеса помогают строительными материалами. Живущие в Мафехабле дети ездят на учебу в Майкоп на муниципальном автобусе. Благодаря помощи властей Адыгеи, в ауле построено футбольное поле, открыта детская площадка, сделан ремонт гравийного покрытия на улицах, к новым участкам подается электричество, построен водопровод, ведется газификация. Продолжается строительство домов для беженцев из Сирии.

Всего в России с 2012 года обосновалось около двух тысяч беженцев из Сирии. В Адыгею приехали 136 семей (около 880 человек). В 2017 году 43 из них получили российское гражданство, а в первом полугодии 2018 года еще 27. Среди новых граждан России есть врачи, предприниматели, учителя, артисты, таксисты, фермеры, строители… Они берутся за любую, даже неквалифицированную работу. Представители Центров занятости раз в месяц знакомят их с вакансиями, помогая найти работу по специальности. В самом Центре адаптации сейчас проживают всего 12 семей из Косово и Сирии.

Общественные организации, существующие в Адыгее и Кабардино-Балкарии, помогают репатриантам оформить документы для проживания в России. Когда во время обострения военных действий в Сирии перестало хватать квот, правительство России пошло навстречу беженцам и разрешило выдавать им документы на временное убежище. Квота, право на временное убежище и вид на жительство предусматривают получение сертификата о знании русского языка, а школьники ещё и готовятся к ЕГЭ и ОГЭ по русскому. В помощь репатриантам были организованы дневные и вечерние группы по изучению русского языка.

Говорящие и пишущие о каких-то искусственно созданных препятствиях на пути переселения черкесов на землю предков, кривят душой. Получение гражданства любой страны связано с необходимостью выполнения обязательных и зачастую довольно жестких требований, в том числе знания государственного языка. Переселение людей из страны, охваченной войной с исламистами, требует обязательного и строгого контроля соискателей гражданства.

Новые граждане России получают все социальные гарантии государства в области образования, медицины, пенсий, трудоустройства, а это серьезная нагрузка на бюджет не самой богатой страны мира. Тот, кто хотя бы раз в жизни переезжал с одного места жительства на другое, прекрасно знает, что переезд сопряжен с серьезными затратами, сложностями в поиске работы, психологической адаптацией. Не стоит думать, что уехать из одной страны в другую будет легко и просто. Массовое переселение может изменить баланс между разными национальностями в одном регионе, поэтому общественникам, выдвигающим идею репатриации всех черкесов из Сирии, желательно учитывать отношение к этому процессу других народов многонационального Кавказа. Требовать каких-то дополнительных льгот или послаблений для сирийских граждан черкесского происхождения было бы неправильно еще и потому, что миллионы наших соотечественников из стран бывшего СССР справедливо спросят, почему им таких льгот не предлагают.

Государство делает то, что может для приема репатриантов с Ближнего Востока, но этот процесс едва ли будет массовым и одномоментным, по типу переезда косовских адыгов. Для этого нет политических и экономических оснований. Сирийские черкесы едут не только в Россию, они отправляются в разные страны Европы и Ближнего Востока, но большинство из них продолжает жить на своей родине, в Сирии. Радетелям активного переселения адыгов из Турции, Иордании и Сирии на Северный Кавказ желательно учитывать желание самих граждан этих стран. Пока что активного общественного движения в этом направлении среди них не наблюдается.

Поделиться

Как на Кавказе помогают адыгам-репатриантам?

Фото: администрация Нальчика

Представители одной закавказской страны, которые так не любят Россию, что аж кушать не могут, постоянно пытаются обвинить наше государство в нежелании принимать черкесов из стран Ближнего Востока на постоянное место жительства. В грузинской прессе регулярно появляются статьи, в которых рассказывается о нелегкой доле репатриантов, которые наталкиваются на противодействие со стороны российских властей их желанию переселиться в регионы Северного Кавказа, откуда происходят их предки.

Отметив, что сама Грузия очень не желает возвращать на свою территорию турок-месхетинцев, выселенных в Среднюю Азию в 1944 году и имеющих полное право на возвращение на свою историческую родину, расскажем, как в России приняли репатриантов из бывшей Югославии и продолжают принимать из Сирии.

Желание косовских черкесов вернуться на Кавказ возникло гораздо раньше 1998 года. Вопрос о возвращения адыгов, в том числе из Косово, был поднят после того, как Борис Ельцин в 1994 году выпустил известное обращение к горским народам, приуроченное к 130-летию окончания Кавказской войны. В 1997 году в Адыгее был создан Фонд помощи репатриантам, а годом позже Центр адаптации. Процесс переселения подстегнуло обострение конфликта в Сербии. Первой группе переселенцев помогали обустроиться власти Адыгеи и Краснодарского края, федеральный центр, частные лица, общественники. Успешной адаптации способствовало благожелательное отношение местных жителей к новым соотечественникам. Место для обустройства, аул Мафехабль в четырех километрах от Майкопа, было выбрано совместными усилиями. В настоящее время Мафехабль строится и разрастается. Косовские адыги в целом интегрированы в общество, но сохраняют свои особенности, склонны жить своей общиной, сохраняя специфику взаимоотношений. В частности, среди женихов и невест у них преобладают переселенцы из Косово, Турции, Сирии или Иордании.

Опыт адаптации косовских адыгов пригодился в период разрешения сирийского конфликта, когда для многих сирийских черкесов переезд в регионы Северного Кавказа сал гарантией продолжения нормальной жизни. Активную поддержку репатриантам оказывают жители Адыгеи, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии. Нет ничего удивительного в той всеобъемлющей помощи всемерной поддержке, которую оказали репатриантам жители Адыгеи, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии. Только так они и могли поступить. До получения жилья многие репатрианты проживали в домах местных жителей. А некоторым семьям в Майкопе и в селах были безвозмездно предоставлены дома. Сегодня более 60 процентов прибывших из Сирии обеспечены жильем. Органы власти предоставляют им земельные участки, местные жители и представители бизнеса помогают строительными материалами. Живущие в Мафехабле дети ездят на учебу в Майкоп на муниципальном автобусе. Благодаря помощи властей Адыгеи, в ауле построено футбольное поле, открыта детская площадка, сделан ремонт гравийного покрытия на улицах, к новым участкам подается электричество, построен водопровод, ведется газификация. Продолжается строительство домов для беженцев из Сирии.

Всего в России с 2012 года обосновалось около двух тысяч беженцев из Сирии. В Адыгею приехали 136 семей (около 880 человек). В 2017 году 43 из них получили российское гражданство, а в первом полугодии 2018 года еще 27. Среди новых граждан России есть врачи, предприниматели, учителя, артисты, таксисты, фермеры, строители… Они берутся за любую, даже неквалифицированную работу. Представители Центров занятости раз в месяц знакомят их с вакансиями, помогая найти работу по специальности. В самом Центре адаптации сейчас проживают всего 12 семей из Косово и Сирии.

Общественные организации, существующие в Адыгее и Кабардино-Балкарии, помогают репатриантам оформить документы для проживания в России. Когда во время обострения военных действий в Сирии перестало хватать квот, правительство России пошло навстречу беженцам и разрешило выдавать им документы на временное убежище. Квота, право на временное убежище и вид на жительство предусматривают получение сертификата о знании русского языка, а школьники ещё и готовятся к ЕГЭ и ОГЭ по русскому. В помощь репатриантам были организованы дневные и вечерние группы по изучению русского языка.

Говорящие и пишущие о каких-то искусственно созданных препятствиях на пути переселения черкесов на землю предков, кривят душой. Получение гражданства любой страны связано с необходимостью выполнения обязательных и зачастую довольно жестких требований, в том числе знания государственного языка. Переселение людей из страны, охваченной войной с исламистами, требует обязательного и строгого контроля соискателей гражданства.

Новые граждане России получают все социальные гарантии государства в области образования, медицины, пенсий, трудоустройства, а это серьезная нагрузка на бюджет не самой богатой страны мира. Тот, кто хотя бы раз в жизни переезжал с одного места жительства на другое, прекрасно знает, что переезд сопряжен с серьезными затратами, сложностями в поиске работы, психологической адаптацией. Не стоит думать, что уехать из одной страны в другую будет легко и просто. Массовое переселение может изменить баланс между разными национальностями в одном регионе, поэтому общественникам, выдвигающим идею репатриации всех черкесов из Сирии, желательно учитывать отношение к этому процессу других народов многонационального Кавказа. Требовать каких-то дополнительных льгот или послаблений для сирийских граждан черкесского происхождения было бы неправильно еще и потому, что миллионы наших соотечественников из стран бывшего СССР справедливо спросят, почему им таких льгот не предлагают.

Государство делает то, что может для приема репатриантов с Ближнего Востока, но этот процесс едва ли будет массовым и одномоментным, по типу переезда косовских адыгов. Для этого нет политических и экономических оснований. Сирийские черкесы едут не только в Россию, они отправляются в разные страны Европы и Ближнего Востока, но большинство из них продолжает жить на своей родине, в Сирии. Радетелям активного переселения адыгов из Турции, Иордании и Сирии на Северный Кавказ желательно учитывать желание самих граждан этих стран. Пока что активного общественного движения в этом направлении среди них не наблюдается.

Поделиться

Новости партнеров

Показать еще
Показать еще
Показать еще