Границы попутали

«Вся власть в Республике Ингушетия принадлежит народу. Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления. Никакая часть общества или отдельное лицо не вправе присвоить власть в республике. Узурпация государственной власти является преступлением».

Статья 4 Конституции РИ.

 

В минувший вторник история с установлением границы между двумя субъектами Российской Федерации – Чечней и Ингушетией – получила свой новый, весьма неожиданный виток. Конституционный суд РИ принял решение о признании «антиконституционным» закона республики от 4 октября 2018 года №42-РЗ «Об утверждении Соглашения об установлении границы между Республикой Ингушетия и Чеченской Республикой». В решении отмечается, что новый закон противоречит некоторым основополагающим положениям главного документа Ингушетии.

Так, согласно решению суда, нарушены конституционные догмы о том, что вся власть в республике принадлежит народу (это регламентируется статьей 4 Конституции РИ), сохранение территориальной целостности региона – важнейшая задача государства (статья 11 Конституции РИ), изменение границ территории, в которых осуществляется местное самоуправление, допускается с учетом мнения населения соответствующих территорий (часть 2 статьи 103 Конституции РИ), образование, упразднение административно-территориальных единиц и образований, установление и изменение границ между ними, их наименование и переименование, другие вопросы административно-территориального устройства Республики Ингушетия решаются в соответствии с федеральными законами и законами региона с учетом мнения населения соответствующей территории (статья 111 Конституции РИ). В постановлении к тому же уточняется, что, цитируем, - «соглашение об установлении границы между Республикой Ингушетия и Чеченской Республикой от 26 сентября 2018 года без его утверждения на референдуме Республики Ингушетия  не порождает правовых последствий для органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций и граждан в Республике Ингушетия».

«Постановление Конституционного суда Ингушетии окончательное, обжалованию не подлежит и вступает в силу с момента его провозглашения. Нормативный акт, признанный неконституционным, утрачивает силу и не подлежит применению. Народное Собрание республики обязано отменить закон, признанный неконституционным», - приводят слова судьи КС РИ Ибрагима Доскиева региональные телеграм-каналы.

И всё, на первый взгляд, правильно: народ вправе, как многим кажется, участвовать в вопросах установления границ родного для себя региона, а судьи из Конституционного суда – до конца стоять на страже своих границ и граждан. Обе эти стороны сегодня громко заявляют требование о проведении референдума. Однако, на самом деле, юридически не всё так однозначно.

Конституция Российской Федерации вопрос установления и изменения административной границы между регионами всецело отдает в компетенцию субъектов Федерации («границы между субъектами Российской Федерации могут быть изменены с их взаимного согласия», ст. 67), а утверждать соглашение ею же возложено на Совет Федерации (п. «а» часть 1 статьи 102). Только при наличии этого «триумвирата» – власти региона №1 + власти региона №2 + СФ – может быть возможным уточнение административных границ.

Процедура принятия соглашения проста, она регламентируется статьей 147 Регламента Совета Федерации. Вопрос об утверждении границ между субъектами РФ рассматривается на заседании Совфеда после принятия Комитетом СФ по федеральному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера соответствующего заключения. На заседание приглашаются полномочные представители законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ, границы между которыми предполагается изменить, представители Правительства России, других органов государственной власти. Решение принимается большинством голосов от общего числа членов Совета Федерации и оформляется постановлением Совета Федерации, после чего копия постановления направляется в законодательные и исполнительные органы госвласти двух субъектов, которые устанавливают границу.

Между тем, совершенно другое дело – установление границы муниципального образования. Согласно Федеральному закону от 6 октября  2003 года №131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», изменения возможны только с учетом мнения населения территорий, при проведении референдума. Но муниципальная граница административной границе субъекта РФ рознь, и подход к ним совершенно разный  – о чем, видимо, не знают выступающие за проведение референдума жители Ингушетии.

Как отметил в комментариях пресс-секретарь Президента России Дмитрий Песков, решение вопроса о законности подписанного Евкуровым и Кадыровым сентябрьского соглашения находится в юридической плоскости. «Здесь юристы должны продолжить обсуждение», - заявил Песков.

При этом юридически всё сделано по закону. Что же касается разночтений при подходе в Конституции Республики Ингушетия и ФЗ, то приоритеты здесь расставляет всё та же Конституция России. Часть 3 статьи 4 гласит: «Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации».

Послесловие

А всё действительно могло быть иначе. В начале нулевых годов текущего столетия ряд депутатов Государственной Думы вышли с инициативой о внесении поправок в законопроект «Об изменении административных границ субъектов Российской Федерации». В подготовленном для принятия документе значилось также, что «изменение общих участков административной границы субъектов РФ осуществляется по взаимному согласию сопредельных субъектов РФ, определяемому итогами проведенных в них референдумов по данному вопросу». Но  9 сентября 2009 года он был отклонен Государственной Думой постановлением №4290-III ГД.

Теги:

общество

Поделиться

Границы попутали

Фото: пресс-служба правительства РИ

«Вся власть в Республике Ингушетия принадлежит народу. Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления. Никакая часть общества или отдельное лицо не вправе присвоить власть в республике. Узурпация государственной власти является преступлением».

Статья 4 Конституции РИ.

 

В минувший вторник история с установлением границы между двумя субъектами Российской Федерации – Чечней и Ингушетией – получила свой новый, весьма неожиданный виток. Конституционный суд РИ принял решение о признании «антиконституционным» закона республики от 4 октября 2018 года №42-РЗ «Об утверждении Соглашения об установлении границы между Республикой Ингушетия и Чеченской Республикой». В решении отмечается, что новый закон противоречит некоторым основополагающим положениям главного документа Ингушетии.

Так, согласно решению суда, нарушены конституционные догмы о том, что вся власть в республике принадлежит народу (это регламентируется статьей 4 Конституции РИ), сохранение территориальной целостности региона – важнейшая задача государства (статья 11 Конституции РИ), изменение границ территории, в которых осуществляется местное самоуправление, допускается с учетом мнения населения соответствующих территорий (часть 2 статьи 103 Конституции РИ), образование, упразднение административно-территориальных единиц и образований, установление и изменение границ между ними, их наименование и переименование, другие вопросы административно-территориального устройства Республики Ингушетия решаются в соответствии с федеральными законами и законами региона с учетом мнения населения соответствующей территории (статья 111 Конституции РИ). В постановлении к тому же уточняется, что, цитируем, - «соглашение об установлении границы между Республикой Ингушетия и Чеченской Республикой от 26 сентября 2018 года без его утверждения на референдуме Республики Ингушетия  не порождает правовых последствий для органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций и граждан в Республике Ингушетия».

«Постановление Конституционного суда Ингушетии окончательное, обжалованию не подлежит и вступает в силу с момента его провозглашения. Нормативный акт, признанный неконституционным, утрачивает силу и не подлежит применению. Народное Собрание республики обязано отменить закон, признанный неконституционным», - приводят слова судьи КС РИ Ибрагима Доскиева региональные телеграм-каналы.

И всё, на первый взгляд, правильно: народ вправе, как многим кажется, участвовать в вопросах установления границ родного для себя региона, а судьи из Конституционного суда – до конца стоять на страже своих границ и граждан. Обе эти стороны сегодня громко заявляют требование о проведении референдума. Однако, на самом деле, юридически не всё так однозначно.

Конституция Российской Федерации вопрос установления и изменения административной границы между регионами всецело отдает в компетенцию субъектов Федерации («границы между субъектами Российской Федерации могут быть изменены с их взаимного согласия», ст. 67), а утверждать соглашение ею же возложено на Совет Федерации (п. «а» часть 1 статьи 102). Только при наличии этого «триумвирата» – власти региона №1 + власти региона №2 + СФ – может быть возможным уточнение административных границ.

Процедура принятия соглашения проста, она регламентируется статьей 147 Регламента Совета Федерации. Вопрос об утверждении границ между субъектами РФ рассматривается на заседании Совфеда после принятия Комитетом СФ по федеральному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера соответствующего заключения. На заседание приглашаются полномочные представители законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ, границы между которыми предполагается изменить, представители Правительства России, других органов государственной власти. Решение принимается большинством голосов от общего числа членов Совета Федерации и оформляется постановлением Совета Федерации, после чего копия постановления направляется в законодательные и исполнительные органы госвласти двух субъектов, которые устанавливают границу.

Между тем, совершенно другое дело – установление границы муниципального образования. Согласно Федеральному закону от 6 октября  2003 года №131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», изменения возможны только с учетом мнения населения территорий, при проведении референдума. Но муниципальная граница административной границе субъекта РФ рознь, и подход к ним совершенно разный  – о чем, видимо, не знают выступающие за проведение референдума жители Ингушетии.

Как отметил в комментариях пресс-секретарь Президента России Дмитрий Песков, решение вопроса о законности подписанного Евкуровым и Кадыровым сентябрьского соглашения находится в юридической плоскости. «Здесь юристы должны продолжить обсуждение», - заявил Песков.

При этом юридически всё сделано по закону. Что же касается разночтений при подходе в Конституции Республики Ингушетия и ФЗ, то приоритеты здесь расставляет всё та же Конституция России. Часть 3 статьи 4 гласит: «Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации».

Послесловие

А всё действительно могло быть иначе. В начале нулевых годов текущего столетия ряд депутатов Государственной Думы вышли с инициативой о внесении поправок в законопроект «Об изменении административных границ субъектов Российской Федерации». В подготовленном для принятия документе значилось также, что «изменение общих участков административной границы субъектов РФ осуществляется по взаимному согласию сопредельных субъектов РФ, определяемому итогами проведенных в них референдумов по данному вопросу». Но  9 сентября 2009 года он был отклонен Государственной Думой постановлением №4290-III ГД.

Поделиться

Новости партнеров

Показать еще
Показать еще
Показать еще
Информационно-аналитический портал

Границы попутали

«Вся власть в Республике Ингушетия принадлежит народу. Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления. Никакая часть общества или отдельное лицо не вправе присвоить власть в республике. Узурпация государственной власти является преступлением».

Статья 4 Конституции РИ.

 

В минувший вторник история с установлением границы между двумя субъектами Российской Федерации – Чечней и Ингушетией – получила свой новый, весьма неожиданный виток. Конституционный суд РИ принял решение о признании «антиконституционным» закона республики от 4 октября 2018 года №42-РЗ «Об утверждении Соглашения об установлении границы между Республикой Ингушетия и Чеченской Республикой». В решении отмечается, что новый закон противоречит некоторым основополагающим положениям главного документа Ингушетии.

Так, согласно решению суда, нарушены конституционные догмы о том, что вся власть в республике принадлежит народу (это регламентируется статьей 4 Конституции РИ), сохранение территориальной целостности региона – важнейшая задача государства (статья 11 Конституции РИ), изменение границ территории, в которых осуществляется местное самоуправление, допускается с учетом мнения населения соответствующих территорий (часть 2 статьи 103 Конституции РИ), образование, упразднение административно-территориальных единиц и образований, установление и изменение границ между ними, их наименование и переименование, другие вопросы административно-территориального устройства Республики Ингушетия решаются в соответствии с федеральными законами и законами региона с учетом мнения населения соответствующей территории (статья 111 Конституции РИ). В постановлении к тому же уточняется, что, цитируем, - «соглашение об установлении границы между Республикой Ингушетия и Чеченской Республикой от 26 сентября 2018 года без его утверждения на референдуме Республики Ингушетия  не порождает правовых последствий для органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций и граждан в Республике Ингушетия».

«Постановление Конституционного суда Ингушетии окончательное, обжалованию не подлежит и вступает в силу с момента его провозглашения. Нормативный акт, признанный неконституционным, утрачивает силу и не подлежит применению. Народное Собрание республики обязано отменить закон, признанный неконституционным», - приводят слова судьи КС РИ Ибрагима Доскиева региональные телеграм-каналы.

И всё, на первый взгляд, правильно: народ вправе, как многим кажется, участвовать в вопросах установления границ родного для себя региона, а судьи из Конституционного суда – до конца стоять на страже своих границ и граждан. Обе эти стороны сегодня громко заявляют требование о проведении референдума. Однако, на самом деле, юридически не всё так однозначно.

Конституция Российской Федерации вопрос установления и изменения административной границы между регионами всецело отдает в компетенцию субъектов Федерации («границы между субъектами Российской Федерации могут быть изменены с их взаимного согласия», ст. 67), а утверждать соглашение ею же возложено на Совет Федерации (п. «а» часть 1 статьи 102). Только при наличии этого «триумвирата» – власти региона №1 + власти региона №2 + СФ – может быть возможным уточнение административных границ.

Процедура принятия соглашения проста, она регламентируется статьей 147 Регламента Совета Федерации. Вопрос об утверждении границ между субъектами РФ рассматривается на заседании Совфеда после принятия Комитетом СФ по федеральному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера соответствующего заключения. На заседание приглашаются полномочные представители законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ, границы между которыми предполагается изменить, представители Правительства России, других органов государственной власти. Решение принимается большинством голосов от общего числа членов Совета Федерации и оформляется постановлением Совета Федерации, после чего копия постановления направляется в законодательные и исполнительные органы госвласти двух субъектов, которые устанавливают границу.

Между тем, совершенно другое дело – установление границы муниципального образования. Согласно Федеральному закону от 6 октября  2003 года №131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», изменения возможны только с учетом мнения населения территорий, при проведении референдума. Но муниципальная граница административной границе субъекта РФ рознь, и подход к ним совершенно разный  – о чем, видимо, не знают выступающие за проведение референдума жители Ингушетии.

Как отметил в комментариях пресс-секретарь Президента России Дмитрий Песков, решение вопроса о законности подписанного Евкуровым и Кадыровым сентябрьского соглашения находится в юридической плоскости. «Здесь юристы должны продолжить обсуждение», - заявил Песков.

При этом юридически всё сделано по закону. Что же касается разночтений при подходе в Конституции Республики Ингушетия и ФЗ, то приоритеты здесь расставляет всё та же Конституция России. Часть 3 статьи 4 гласит: «Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации».

Послесловие

А всё действительно могло быть иначе. В начале нулевых годов текущего столетия ряд депутатов Государственной Думы вышли с инициативой о внесении поправок в законопроект «Об изменении административных границ субъектов Российской Федерации». В подготовленном для принятия документе значилось также, что «изменение общих участков административной границы субъектов РФ осуществляется по взаимному согласию сопредельных субъектов РФ, определяемому итогами проведенных в них референдумов по данному вопросу». Но  9 сентября 2009 года он был отклонен Государственной Думой постановлением №4290-III ГД.

Теги:

общество

Поделиться

Границы попутали

Фото: пресс-служба правительства РИ

«Вся власть в Республике Ингушетия принадлежит народу. Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления. Никакая часть общества или отдельное лицо не вправе присвоить власть в республике. Узурпация государственной власти является преступлением».

Статья 4 Конституции РИ.

 

В минувший вторник история с установлением границы между двумя субъектами Российской Федерации – Чечней и Ингушетией – получила свой новый, весьма неожиданный виток. Конституционный суд РИ принял решение о признании «антиконституционным» закона республики от 4 октября 2018 года №42-РЗ «Об утверждении Соглашения об установлении границы между Республикой Ингушетия и Чеченской Республикой». В решении отмечается, что новый закон противоречит некоторым основополагающим положениям главного документа Ингушетии.

Так, согласно решению суда, нарушены конституционные догмы о том, что вся власть в республике принадлежит народу (это регламентируется статьей 4 Конституции РИ), сохранение территориальной целостности региона – важнейшая задача государства (статья 11 Конституции РИ), изменение границ территории, в которых осуществляется местное самоуправление, допускается с учетом мнения населения соответствующих территорий (часть 2 статьи 103 Конституции РИ), образование, упразднение административно-территориальных единиц и образований, установление и изменение границ между ними, их наименование и переименование, другие вопросы административно-территориального устройства Республики Ингушетия решаются в соответствии с федеральными законами и законами региона с учетом мнения населения соответствующей территории (статья 111 Конституции РИ). В постановлении к тому же уточняется, что, цитируем, - «соглашение об установлении границы между Республикой Ингушетия и Чеченской Республикой от 26 сентября 2018 года без его утверждения на референдуме Республики Ингушетия  не порождает правовых последствий для органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций и граждан в Республике Ингушетия».

«Постановление Конституционного суда Ингушетии окончательное, обжалованию не подлежит и вступает в силу с момента его провозглашения. Нормативный акт, признанный неконституционным, утрачивает силу и не подлежит применению. Народное Собрание республики обязано отменить закон, признанный неконституционным», - приводят слова судьи КС РИ Ибрагима Доскиева региональные телеграм-каналы.

И всё, на первый взгляд, правильно: народ вправе, как многим кажется, участвовать в вопросах установления границ родного для себя региона, а судьи из Конституционного суда – до конца стоять на страже своих границ и граждан. Обе эти стороны сегодня громко заявляют требование о проведении референдума. Однако, на самом деле, юридически не всё так однозначно.

Конституция Российской Федерации вопрос установления и изменения административной границы между регионами всецело отдает в компетенцию субъектов Федерации («границы между субъектами Российской Федерации могут быть изменены с их взаимного согласия», ст. 67), а утверждать соглашение ею же возложено на Совет Федерации (п. «а» часть 1 статьи 102). Только при наличии этого «триумвирата» – власти региона №1 + власти региона №2 + СФ – может быть возможным уточнение административных границ.

Процедура принятия соглашения проста, она регламентируется статьей 147 Регламента Совета Федерации. Вопрос об утверждении границ между субъектами РФ рассматривается на заседании Совфеда после принятия Комитетом СФ по федеральному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера соответствующего заключения. На заседание приглашаются полномочные представители законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ, границы между которыми предполагается изменить, представители Правительства России, других органов государственной власти. Решение принимается большинством голосов от общего числа членов Совета Федерации и оформляется постановлением Совета Федерации, после чего копия постановления направляется в законодательные и исполнительные органы госвласти двух субъектов, которые устанавливают границу.

Между тем, совершенно другое дело – установление границы муниципального образования. Согласно Федеральному закону от 6 октября  2003 года №131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», изменения возможны только с учетом мнения населения территорий, при проведении референдума. Но муниципальная граница административной границе субъекта РФ рознь, и подход к ним совершенно разный  – о чем, видимо, не знают выступающие за проведение референдума жители Ингушетии.

Как отметил в комментариях пресс-секретарь Президента России Дмитрий Песков, решение вопроса о законности подписанного Евкуровым и Кадыровым сентябрьского соглашения находится в юридической плоскости. «Здесь юристы должны продолжить обсуждение», - заявил Песков.

При этом юридически всё сделано по закону. Что же касается разночтений при подходе в Конституции Республики Ингушетия и ФЗ, то приоритеты здесь расставляет всё та же Конституция России. Часть 3 статьи 4 гласит: «Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации».

Послесловие

А всё действительно могло быть иначе. В начале нулевых годов текущего столетия ряд депутатов Государственной Думы вышли с инициативой о внесении поправок в законопроект «Об изменении административных границ субъектов Российской Федерации». В подготовленном для принятия документе значилось также, что «изменение общих участков административной границы субъектов РФ осуществляется по взаимному согласию сопредельных субъектов РФ, определяемому итогами проведенных в них референдумов по данному вопросу». Но  9 сентября 2009 года он был отклонен Государственной Думой постановлением №4290-III ГД.

Поделиться

Новости партнеров

Показать еще
Показать еще
Показать еще